Земной царь евреев

Антихрист

— Геронда, скажите нам что-нибудь об антихристе.

— Давайте сейчас поговорим о Христе… Будем как можно ближе ко Христу. А если мы со Христом, то отчего же нам антихриста бояться? Или, может быть, сейчас нет антихристова духа? Так или иначе, зло творит антихристов дух. И если чудовище-антихрист родится и наделает разных безумных дел, то в конце он [все равно] окажется посмешищем. Однако произойдут многие события. Возможно, что и вам придется пережить многое из того, о чем говорится в Апокалипсисе. Потихоньку многое вылазит наружу. И я, несчастный, начал вопиять еще сколько лет назад! Положение ужасно, безумно! Безумие перешло [все] границы. Наступила апостасия[2], и сейчас осталось только прийти сыну погибели[3]. [Мир] превратится в сумасшедший дом. Будет царить сущий разброд, среди которого каждое государство начнет творить, что ему вздумается. Дай Бог, чтобы интересы тех, кто делает большую политику, были нам на руку. То и дело мы будем слышать что-то новенькое. Будем видеть, как происходят самые невероятные, самые безумные события. [Хорошо лишь], что эти события будут сменять друг друга очень быстро.

Экуменизм, общий рынок, одно большое государство, одна религия, сшитая по их мерке. Таковы планы у этих диаволов. Сионисты уже готовят кого-то в мессии. Для них мессия будет царем, то есть он будет властвовать здесь, на земле. Иеговисты тоже ждут земного царя. Сионисты представят своего царя, а иеговисты его примут. Все они признают его царем, скажут: Да, это он. Произойдет великая смута. В этой смуте все захотят царя, который мог бы их спасти. И тогда они выдвинут человека, который скажет: Я — имам, я — пятый Будда, я — Христос, Которого ожидают христиане, я тот, кого ждут иеговисты, я — мессия евреев. У него будет пять я.

Евангелист Иоанн говорит в своем Первом Послании: Дети… антихрист грядет и ныне антихристи мнози быша[4]. Он имеет в виду не то, что ожидаемый антихрист будет подобен гонителям Максимилианам и Диоклетианам, но что ожидаемый антихрист будет, если можно так выразиться, воплощением диавола[5]. Он предстанет израильскому народу как мессия и прельстит мир. Наступают тяжелые времена, нас ждут большие испытания. Христиане перенесут великое гонение. Между тем очевидно, что люди даже не понимают того, что мы уже переживаем знамения [последних] времен, что печать антихриста становится реальностью. Словно ничего не происходит. Поэтому Священное Писание говорит, что прельстятся и избранные[6]. Те, в ком не будет доброго расположения, не получат просвещения от Бога и прельстятся в годы апостасии. Потому что тот, в ком нет Божественной Благодати, не имеет духовной ясности, как не имеет ее и диавол.

— А сионисты, Геронда, верят ли в антихриста и в то, что связано с ним?

— Они хотят управлять миром. Для того чтобы достигнуть своей цели, они используют колдовство и сатанизм. На поклонение сатане они смотрят как на силу, которая поможет в осуществлении их планов. Стало быть, они хотят управлять миром с помощью сатанинской силы. Бога они в расчет не берут. Однако благословит ли их при этом Бог? Из всего этого Бог явит много хорошего. Прежние сатанинские теории господствовали семьдесят лет, а эти не продержатся и семи.

— Геронда, слыша об антихристе, я ощущаю в себе страх.

— Чего боишься? Что он страшнее диавола, что ли, будет? Он человек. Вон святая Марина отлупила диавола, а святая Иустина скольких бесов поразила! Но [надо помнить] самое главное: мы пришли в этот мир не для того, чтобы поудобнее устроиться.

Саул, первый царь еврейский.


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: