Высокое откровение

Рассказывает Борис Зумакулов, тесть:

…Раньше я много слышал о Куанче Бабаеве, но впервые увидел его на похоронах нашего славного земляка генерала Валерия Зокаева, трагически погибшего в автомобильной катастрофе. Мне доверили руководство правительственной комиссией по организации похорон. Предстояло решить немало организационных вопросов, самым сложным среди которых был по доставке тела погибшего. Когда я стал интересоваться, что сделано, то услышал такие слова: «Не переживайте, все будет нормально. Этим вопросом занимается сам Куанч Бабаев».
На похороны собрались тысячи человек. Приехала делегация Республики Коми во главе с руководителем Юрием Спиридоновым. Когда после завершения траурного митинга мы подошли, чтобы нести тело генерала к месту захоронения, поручни у меня перехватил молодой человек. Наши взгляды на мгновение встретились. Я увидел в его глазах не только скорбь, но и прочувствованное сострадание. Я спросил у идущего рядом Муссы Зокаева: «Кто этот парень?». Он ответил: «Это Куанч Бабаев, друг и брат Валерия».
В тот момент я был по-настоящему удивлен, глубоко тронут таким отношением Куанча, значит, не все еще потеряно для нашего общества, коль не только священные кровные узы, а такие общечеловеческие понятия, как братская дружба, товарищество, по-прежнему объединяют и сближают людей.
Конечно, в тот момент я не думал, не гадал, что Куанч в самом скором времени войдет в нашу семью, в наши души. У горцев не принято говорить о зяте, как и зятю о тесте или теще, но, уверен, меня поймут земляки.
Поражало его отношение к матери. Для каждого из нас мать — святое и непререкаемое. Но то, как Куанч любил и боготворил свою маму, поистине удивляло. Вероятно, поэтому и Забида среди всех своих детей выделяла именно его. Она и сегодня не может поверить в то, что нет ее Куанча, все еще продолжает надеяться, что однажды утром он подойдет к ее кровати и скажет: «Тур апа, солнце уже встало над Ак-Су».
Умиляло и умение Куанча общаться с детьми, нежное и дружеское отношение к ним. Дети — как его собственные, так и многочисленные племянники и племянницы, их друзья и подруги, ребятишки соседей, — не побоюсь этого слова, боготворили Куанча, любили, почитали, гордились им. Из своих многочисленных поездок он привозил массу игрушек и подарков. А то, случалось, вывезет малышей на природу — к реке, на опушку леса, и устроит веселую раздачу конфет, дегустацию всевозможных лакомств. И все это с шутками, смехом, искренней заинтересованностью.
Каким он был по отношению к нам? Подчеркнуто уважительным и внимательным, никогда не допускал фамильярности. Как-то однажды, недели за две до трагической гибели, мы были на юбилейных торжествах моего старшего брата Баттала. Куанч был весел и эмоционален, танцевал и пел вместе со всеми. А потом отвез нас с Нелли домой, поднялся с нами в квартиру, сел за стол и разговорился. Я запомнил его слова, сказанные просто и прочувствованно: «Я горжусь, что у моих детей такие старшие, как вы…». Мы были тронуты его откровением.
Теперь Куанча нет, наши трое внуков осиротели. Мы постараемся вырастить их достойными гражданами нашей земли, такими, какими их видел и воспитывал отец — Куанч Бабаев…

So High — Rebelution


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: