Вайс: строго между нами. я сделала кое-что ужасное. 11 страница

— Продолжай на меня смотреть! Смотри на меня и тогда удержишь меня здесь. — Что это значит? — Я близко! — Сейчас он говорил с сильным акцентом. — Не могу больше сдерживаться!

Втянув щёки, я принялась беспощадно сосать, пока его член не запульсировал во рту, а сама я не оказалась у самого пика…

Но когда я уже решила, что он вознаградит меня семенем, его тело вдруг замерло. — Стой. Стой… — Он обхватил ладонями моё лицо.

Наверное, я его неверно расслышала.

— Стой! — Он отодвинул мою голову назад. Член выскользнул из жадного рта.

— Дмитрий?

Голодный взгляд, которым он на меня смотрел, заставил меня ахнуть. Ещё никогда я не видела на лице у мужчины такой отчаянной нужды.
— Я сделала что-то не так?

— Nyet. — Выглядел он так, словно желание его сжирало изнутри. — Лучше мне вообще не знать.

Чёрт, да чего не знать?
— Объясни, что ты имеешь в виду.

Он помог мне подняться, затем сел на кровать. Руками обхватив голову, он словно пытался расплющить собственный череп.

Я села рядом.
— Дмитрий? — Положила ладонь на его спину.

Он дёрнулся.

— Чего бы ты не хотел знать?

Он поднялся, сжав ладони в кулаки, на руках и шее натянулись сухожилия. Дёрнув головой из стороны в сторону, он открыл было рот, чтобы что-то сказать, но тут же его закрыл. Противоречивые эмоции в его глазах напомнили мне о тревожных цветах сегодняшнего заката. Это было непостижимо.

— Дмитрий, пожалуйста, поговори со мной.

Скрывшись в гардеробной, он вернулся уже в джинсах, но его напряжение лишь возросло. Он начал расхаживать из стороны в сторону, яростно бормоча что-то по-русски и размахивая руками. Среди прочих слов я расслышала его собственное имя; неужели он снова говорил сам с собой?

— Пожалуйста, расскажи мне о своих сложностях.

Казалось, что растерянность и досада переполнили его, потому что он вновь стиснул ладонями голову. Мышцы на руках напряглись, привлекая моё внимание к тонкому шраму. Учитывая его поведение, я сомневалась, что это был шрам от хирургического вмешательства.

Внезапно кулаком он разнёс один из шкафчиков. Потом нанёс новый удар, и ещё.

Едва оправившись от шока, я соскочила с кровати и кинулась к нему.
— Перестань!
Я схватила его за руку.

Он перевёл на меня душераздирающий взгляд.
— А что, если я не могу?

В тот момент мне бы надо было бежать куда подальше, но боль в его глазах просто убивала. Взяв обеими руками его разбитую руку, я постепенно опустила её вниз.
— Скажи, что случилось, Дмитрий.

Он покачал головой. Такой прекрасный снаружи, и явно сломленный внутри. Прекрасный сумасшедший мужчина.

— Ты сказал, что я должна буду тебе помочь, — напомнила я. — Чтобы я смогла, ты должен со мной говорить.

— Если я это сделаю, а мой разум уплывёт… смогу ли я прийти в себя?

Уплывёт?
— Прийти в себя от чего?

Его взгляд заметался.
Чем больше наслаждение, тем хуже. А наслаждение с тобой, Вика, это просто другая вселенная. От твоих губ любой сойдёт с ума.

Что это значит? Что я сделала?

— Может, я недостаточно много работал, может, недостаточно умён. — Он опять стиснул голову, будто хотел выдавить из неё все мысли. — Я верил, что у меня получится. Я всё неправильно оценил. — Его голос звучал так несчастно.

— Мы что-нибудь придумаем, Дмитрий! Только поговори со мной. Пожалуйста.

Он отпрянул от меня, а потом кинулся в ванную, пробормотав через плечо:
— Мне… жаль.

\


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: