В стране непуганых сонетофилов

(Из писем, унесенных вороном)

Ave, моя Постумия!

Ибо кто Вы, друг мой, как не Постум женского рода (кошмарно выразился!) – для самоссыльного стхозуса, страдающего, на своих задворках империи Великого Логоса, стыдной болезнью: недержанием стила. Кстати, словари указуют: «стило – нескл.» А попробуй-ка сказать: «недержание стило»!

Мой добрый и безответный (во всех смыслах) Постум-Постумия, te salutant!

Нынче пришла охота позабавляться. И пообщаться – на «вы». Нет, нет, никаких неблагопристойностей, никаких потуг на скользкие каламбуры. Разочарую, но – речь всего лишь о стихо-шалостях. И о любимом жанре, естественно. А Вам предлагается веселье сие разделить или – в силу его специфичности – хотя бы вытерпеть, как только Вы и умеете.

Шутить со стихом обожали французы. И «золотые», легендарных времен «Плеяды», и нынешние. Впрочем, я о том поминал, в письме к венку-5 (не помню: послал ли?). Но там речь шла о шутках-макси: стихах-«матрешках», кубиках-рубиках. Черед – чудесам-мини.

Опять же начнем с французов. Вот Альбер де Ресгье, поэт невеликий (современник нашего А. С.), прославился сонетом-эпитафией, где каждая строка – односложное слово. При этом – всё на месте: кватранты, терцеты, рифмовка! Классический французский сонет (в чем его отличие от итальянского: см. мой венок-11)! А всего-то у Альбера – 14 слов-крохотуль – включая артикли, те тоже являют собой и строку, и рифму! Сверхщегольство версификации.

В годы всплеска, пира поэтик и повального освоения ино-культурных (да и родимых, подзабытых) кладовых, – в серебряном то есть веке, – наши, обжив сонетные вершины, спустились и в подвальчики смехачества. Не прошли мимо и этого мини-казуса.

С тех пор и числится у нас, насколько знаю, пара хрестоматийных образцов: Сельвинский («Дол // Сед. // Шел // Дед…») и Ходасевич («Лоб – // Мел. // Бел // Гроб…»). О других примерах не читывал, не слыхал.

Это – та же игра, что известное, классическое:

Страна непуганых идиотов


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: