В моей жизни всегда будет место рок-н-роллу

Что же представляет нам двадцать первый век? Печальную, но закономерную картину: герои русского и советского рока… повзрослели. Алексей Козлов и Александр Градский — уважаемые композиторы, имен которых не вспомнит человек моего поколения, даже если он вообще их слышал. «Машина Времени превратилась в трогательный ностальгический институт — своего рода «оркестр Утесова» из 70-х…». Шумов и Гребенщеков уехали в Европу. Мамонов и Курехин снимаются в кино. Вопрос — а кто же остался? Их и правда можно пересчитать по пальцам двух рук: Кинчев, Шевчук, Бутусов, Шахрин, Кипелов, Григорян.

Рок 40 лет был музыкой отчаяния, борьбы, свободы и правды — но только не теперь. Ведь… у нас же праздник! Мы победили! «Но что-то грустит и мается армия победителей».

С другой стороны, кое-кто берет в руки электрогитары и начинает что-то «снимать». Кто-то ударяется в лирику. Как сказал Троицкий: «Это прошлое, но это и будущее».

А что касается меня, автора этих строк, могу сказать так: я всегда буду слушать рок, в том числе рок русский. Вот только… я, кажется, слишком стар для своих семнадцати: я люблю, как и люди прошлого поколения, поколения наших родителей ««классический», самодельный советский рок, с его корявостью, колючестью и патологической искренностью». Но никак не смогу полюбить музыку людей, которые не знали такой борьбы, в условиях которой жили и творили «мои кумиры» — это не их вина, они просто не успели… но я никогда не смогу отдать некое «должное» группам: Би-2, Люмен, Дай Дорогу, Земфире, Звери и многим другим скорее позорным (Земфира в этом списке — исключение) символам позорного 21 века.

Я — воспитан на советском роке. Я вырос на советском роке. И именно поэтому в моей жизни всегда будет место настоящему рок-н-роллу.

В моей жизни всегда будет место рок-н-роллу

ТАЙНАЯ ЖИЗНЬ ХВОРОСТОВСКОГО


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: