Талант, жаренный помидор и джерардоренок

-… И я все-таки купила эти детские ортопедические ботинки для Стивена, — наконец-то завершила свою тираду про покупку ботинок для внука и войну с одной женщиной, которая тоже хотела эти же детские ботинки, женщина на другом конце провода.
— Круто, — бесцветно ответил я.
Нет, может быть, я бы и разговаривал с мамой более эмоционально и доброжелательно, если бы эта женщина не рассказывала про своих внуков — детей моей сестры — около часа, мешая мне собираться. Я люблю маму, я, черт возьми, очень ее люблю, но иногда она бывает невыносима и назойлива. И ещё я не могу ей просто так сказать пока, когда она так оживленно повествует пусть и совершенно о не нужных мне вещах, хотя я уже так прилично опоздал и даже не могу написать смс’ку Джерарду, а он не может мне дозвониться, ибо телефон занят. Наверно, он волнуется. Я уже как 40 минут должен быть у него. Джи готовит для меня какой-то сюрприз, а я обожаю сюрпризы!
— А ты, Франклин, — ненавижу, когда ко мне так обращаются, — не думаешь порадовать своих родителей внуками? — я прыснул, сдерживая громкий смех.
— Нет, мам, не сейчас, — глубоко дыша, подавляя смешки, произнес я.
— Фрэнк, тебе уже 24, а у тебя даже девушки нет! — начала причитать Линда, цокая языком.
— И что? 24 — не тот возраст, когда уже пора бы обзаводиться семьей.
— Остался бы ты жить в Джерси, я бы тебе давно девушку нашла, — о, помилуйте.
— Но в Джерси я бы не смог пробиться и не стал бы успешным архитектором, — протянул я, закатив глаза. Сколько раз я это повторил за последние пять лет?
— Но ты им до сих пор не стал, — фыркнула она.
— Что?! — я подскочил с дивана, вставая на ноги. — Я проектирую небоскреб, который будет стоять посреди гребаного Нью-Йорка, а мне всего двадцать четыре года, — с расстановкой произнес я. — Что мне нужно сделать, чтобы ты начала считать меня успешным?
— Ты серьезно? Ты не говорил нам об этом! — вспылила женщина.
В такие моменты внутри меня просыпается маленький мальчик, который тихо плакал по ночам в подушку, когда родители в очередной раз проигнорировали его, когда он выиграл школьный конкурс, и его сочинение опубликовали в местной газете, или когда он получил высший балл по экзамену, или когда потерял лучшего друга, так как тот уехал в другую страну, где завершит образование. В такие моменты малышу Фрэнку нужна была всего лишь одобрительная улыбка, одно единственное слово молодец или их поддержка. Но этого не было.
— Я говорил вам об этом, раз 5 точно. Я даже не приехал к вам по случаю семейного праздника, — моя сестра опять обзавелась выродком тогда, — потому, что у меня было собеседование, и потом я вам звонил и говорил, что меня взяли. Неужели вам настолько наплевать на меня? — говорил я, сглатывая ком в горле и сдерживая слезы.
— Ты не говорил, я бы запомнила… — уже не так уверенно произнесла она.
— Нет, мамочка, у меня нет проблем с памятью.
И после этого я бросил трубку. Словно эмоциональный и экспрессивный подросток. Хотя, может быть, я таковым и являюсь до сих пор.

Так, Джерард! Я опаздываю уже на час! Хорошо, что он недалеко живет, доеду к нему минут за двадцать.
С этими мыслями я сорвался с места и помчался к выходу из квартиры.

***

Секрет Раскрыт! Посев Томатов От Профессионала.


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: