Сторожа и охотники

Мудрая ушла, и Ранд направился в общую залу. Ему нужно было услышать людской смех, чтобы постараться выкинуть из головы сказанное Найнив и те неприятности, которым она могла стать причиной.

Зала и в самом деле оказалась набита битком, но никто не смеялся, хотя занят был каждый стул и каждая скамья и люди стояли вдоль стен. Том вновь давал представление, взобравшись на стол у дальней стены, его величественные жесты видны были каждому. Вновь звучала «Великая Охота за Рогом», но, разумеется, недовольных не нашлось. Имелось столько сказаний о каждом из Охотников, которых к тому же было не пересчитать, что два повествования никогда не были схожи. Полностью это сказание заняло бы у Тома семь вечеров, целую неделю. Единственный звук вплетался в мелодию арфы и голоса менестреля — потрескивание поленьев в каминах.

— …В восемь сторон света скакали Охотники, к восьми столпам небес, где веют ветры времени и рок хватает, словно за прядь волос, великих и малых. И вот величайший из Охотников — Рогош из Талмура, Рогош Орлиный Глаз, прославленный при дворе Верховного Короля, боялись Рогоша даже на склонах Шайол Гул… — Охотники всегда представлялись могучими героями, все как один.

Ранд заприметил двух своих друзей и пристроился на краешке скамейки, втиснувшись рядом с Перрином. Плывущие в залу из кухни дразнящие запахи напомнили юноше о том, что он голоден, но даже те, перед кем на столе стояли тарелки, не обращали на еду внимания. Девушки, которым положено было прислуживать гостям, застыли в восторженном оцепенении, теребя передники и зачарованно глядя на менестреля, и, похоже, ни до кого иного никому дела не было. Лучше слушать, чем жевать, какой бы замечательной ни казалась стряпня.

— …со дня ее рождения Темный пометил Блайс как свою любимицу, но не таковой была она — никакой не Друг Темного, Блайс из Матучина! Крепкая, как ясень, стояла она, гибкая, как ивовая ветвь, прекрасная, как роза. Золотоволосая Блайс. Готовая скорее умереть, чем сдаться. Но чу! Эхом катясь от городских башен, запели трубы, пронзительно и громко. О прибытии героя к ее двору возвестили герольды. Загрохотали барабаны, и грянули фанфары! Рогош Орлиный Глаз идет засвидетельствовать свое почтение…

«Сделка Рогоша Орлиного Глаза» подошла к концу, но Том остановился лишь для того, чтобы промочить горло кружечкой эля, а затем приступил к исполнению «Привала Лайана». За ним, в свою очередь, последовали «Падение Алетлориэла», «Меч Гайдала Кейна» и «Последняя Скачка Буада из Албайна». Вечер тянулся, паузы становились все дольше, и когда Том сменил арфу на флейту, всем стало ясно: на этот вечер сказания кончились. К Тому присоединились двое мужчин — с барабаном и украшенными чеканкой цимбалами, но сели они рядом со столом, на котором расположился менестрель.

При первых же тактах «Ветра, который качает иву» трое парней из Эмондова Луга дружно начали хлопать в ладоши, и не они одни. В Двуречье эту песню любили, и в Байрлоне, похоже, к ней тоже были неравнодушны. Тут и там разные голоса подхватывали слова, а если кто-то не попадал в лад, то соседи на него не шикали.

Новые русские бабки-Деревенский дозор.mp4


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: