Шестью днями ранее 2 страница

Я молчала. Куропатка выбралась из воды и отряхнула перья.

– Вы, разумеется, знаете, что здоровый взрослый человек, даже такой пожилой, как мистер Эллингтон, обычно не умирает от укуса гадюки, – заявил доктор Ричардс. – Как только он поступил к нам, мы отослали образцы его крови в биохимическую лабораторию. У нас была змея, которая, предположительно, и укусила его. Но даже при таком раскладе мы были обязаны точно знать, с чем имеем дело. Пару дней назад мы получили результаты.

– И?..

– Вне всякого сомнения, в его крови присутствовал яд гадюки.

– Вы сказали, что змею нашли, – сказала я. Мне уже стало интересно, куда нас заведет эта беседа. – Было установлено, что это гадюка?

Ричардс полез в свою сумку и вытащил запечатанный чистый пакет. В нем лежала маленькая змея, которая, судя по всему, сдохла несколько дней назад.

– Ее нашли в саду, недалеко от того места, где садовник обнаружил мистера Эллингтона, – пояснил Ричардс. – Ему удалось убить ее прежде, чем он потерял сознание.

Я взяла удоктора пакет, подняла его повыше, чтобы лучше разглядеть содержимое.

– Его доставили в больницу в бессознательном состоянии? – уточнила я.

– Да, но потеря сознания явилась результатом черепно-мозговой травмы. Мы полагаем, что он упал и ударился головой, вероятно, вследствие недомогания. И в довершение ко всему он упал в пруд, причем довольно глубокий. К счастью, его голова виднелась над водой. Хотя, учитывая происшедшее…

– Да уж! – пробормотала я, отдавая пакет. Неужели я теперь разделяла обеспокоенность доктора Ричардса в связи со смертью его пациента? – Он приходил в сознание?

– Да. Но это не помогло прояснить ситуацию. Он ничего не мог вспомнить, а в конце говорил уже бессвязно. Его постоянно тошнило, он задыхался, ноги и руки не слушались, поднялась температура – он весь горел.

– У гадюк по весне яд более сильный, когда они просыпаются после зимней спячки, – объяснила я. – Еще какие-нибудь осложнения? Как у него с сердцем? Простудные заболевания?

– Ничего. Ему было шестьдесят девять, но для человека его возраста он находился в отличной физической форме.

– Люди, страдающие от аллергии на укусы пчел и ос, иногда тяжело реагируют на змеиный яд. Может быть, проблема именно в этом?

– В центре выдвигали подобное предположение, но ни один из симптомов не свидетельствовал об аллергической реакции. Просто сильная интоксикация.

– Можно поинтересоваться, какая помощь была ему оказана? – спросила я, проявляя все большую заинтересованность.

– Когда он поступил, мы промыли место укуса и сделали ему укол против столбняка. Потом я позвонил в департамент по ядам. Там мне велели внимательнейшим образом его осмотреть, измерить пульс, давление и контролировать дыхание каждые пятнадцать минут. Тогда мы еще не слишком тревожились.

– Но ему становилось все хуже?

– С каждой минутой. Появилась отечность, и не только в месте укуса. Он страдал от невыносимой боли, поэтому я вколол ему обезболивающее и дал противорвотное, чтобы его перестало тошнить. Мы сделали ему вливание коллоидного раствора, вкололи антигистаминный препарат и адреналин.

– А противоядие?

– Из департамента по ядам доставили с курьером сыворотку, которую применяют при укусах ядовитых европейских змей. Ему стало лучше, но на следующий день резко снизилось давление, появилась аритмия. На третий день у него начались судороги. На четвертый развился острый панкреатит, стали отказывать почки. Последние десять часов жизни он провел в коме.

Я помолчала – того требовала ситуация.

– Просто ужасно. Мне очень жаль, – наконец произнесла я. – Но чего вы хотите от меня?

БОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТУРГИЯ В ПРАЗДНИК ВОЗДВИЖЕНИЯ КРЕСТА ГОСПОДНЯ 2018 | СНХ


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: