Про бухлопровод, сало и лагерный быт.

«Да здравствует который год союз свиньи и украинца» (с)

Остров у нас был международный – прямо у нас жили украинцы, у меня в палатке обитали пышминцы, чуть дальше стояли ребята с Уфы, а где-то за холмом кочевали казахи. Барнаул и Новокузнецк как-то сами с собой срослись с нами в один лагерь – к одним мы с утра ходили похмеляться, другие пытались нас накормить углем, выдавая его за хлеб. Никаких ссор, срача и разговоров о политике – только мир-дружба-жвачка и взаимный обмен опытом. Нас учили правильно есть украинское сало на новокузнецком хлебе, мы их учили тупить и говорить «И чо?». Периодически в лагерь приходили всякие серьезные люди, вроде глав клубов, председателей чего-то там, и устраивали дискуссии на тему а как нам построить коммунизм в отдельно взятой парусной тусовке. Мне сразу становилось скучно, и я убегал квасить в барнаульскую палатку — благо она стояла недалеко. Не понимаю, как можно такой фигней заниматься, когда вокруг море, песок, пальмы, вагон пива у соседей и прочие радости жизни.
Кстати о сале. Все, что я пробовал до этого – не сало. А вот то, что привез Ваня Ляпкало из Черкас – это чистой воды поэзия на черном хлебе. А если еще сверху чесночку нафигачить и хрену положить, да горилочки накапать — душа воспаряет выше сосен. Хотя и без чеснока и хрена было нереально вкусно, предложи мне рюмку водки или сало – я честно выберу сало. Когда же Ваню пытались накормить местным салом, хитрый козак Ляпкало морщился, но ел. Под конец регаты, когда стратегический запас подошел к концу, присказка «Нету сала на Руси» была благополучно забыта, и все ели все подряд. Полный интернационал и дружба народов. Ну а как иначе может быть? Люди приехали серьезным делом заниматься, нет у них времени фигней страдать.
В один из вечеров я решил заняться промышленным шпионажем и выведать, почему у них свиньи такие вкусные, а наши не очень. Весь вечер ходил с Иваном в обнимку и пил водку, и наконец он открыл мне Самую Страшную Украинскую тайну, но в итоге мы так сильно набрались, что я ее забыл.
С утра возле палатки валялось несколько пустых бутылок с обрезанным дном и отломанные ножки от походного стула. Говорят, я вчера пытался построить бухлопровод от уфимского лагеря до нашего, но так и не построил.
Итоги вечера: и сало кончилось, и чертежи бухлопровода не восстановить. ………………………………………………………………………………………………
Вроде все, про дебилов рассказывать не буду, чтобы не подрывать авторитет многоуважаемых членов нашего братства — это мне сказать я дебил, и мне от этого хуже уже не будет, а у них репутация есть. И про пьянство и Академию безобразного отдыха не расскажу, тк. во-первых, пьянства не было, а был спорт, здоровый образ жизни и победа разума над распиздяйством, во-вторых, про Академию я сам ничего не знаю, но это и неплохо — есть повод приехать и все узнать самому.

Максим Фадеев — Ангелы


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: