Pov драко малфой.

На занятии по Зельеварению Снейп снова снял с гриффиндорцев 10 очков из-за Невилла. Лонгботтом пытался сварить “Глоток покоя”, но, вместо сиропа чемерицы добавил пиявочную жидкость, и процесс пошёл отвратительно. Омерзительный запах заполнил весь кабинет, а Лонгботтом только и мог сказать “Ой”. Пришлось идти смывать с себя эту гадость.

Я медленно шёл по коридору, за мной шли Крэбб и Гойл и о чём-то говорили. Они как всегда отличались своей тупостью, бубня под нос нелогичные фразы. Я не стал вслушиваться в их разговор. Всё равно это не интересно.

Но зря я тогда не слушал, о чём говорят мои троллевидные дружки. Если бы я мог предположить, что они говорили о том, что Уизли рассталась с Поттером, то я бы сейчас не выслушивал нотации гриффиндорца, который посреди обеда вывел меня из Большого Зала и впихнул в какой-то полузабытый коридор.

— Это всё ты, Малфой!

— Да какого чёрта, Поттер?

Я ведь не виноват, что Уизли предпочла грубому, неотёсанному человекоподобному гоблину симпатичную загадочную рейвенкловку. А если даже отчасти виноват, то самую малость. В любом случае, Поттеру лучше не знать про наш с Луной договор.

Потому что ты всегда виноват во всех моих бедах! — закричал Поттер, и я заткнул уши пальцами, чтобы всего этого не слышать.

Я посмотрел на Поттера. Гриффиндорец до сих пор что-то кричал с недовольным выражением лица. А я до сих пор затыкал уши, отвечая Поттеру своё безразличное “Бла-бла-бла”.

— Ты совсем страх потерял, Малфой? — схватив меня за запястья и силой вытащив мои пальцы из ушей, проорал Поттер, заливаясь багровой краской.

Да чего он ко мне привязался? Шёл бы к рыжей и спрашивал её, почему она его бросила. Я тут не при чём. Я же не вливал в неё насильно Отворотное зелье.

— Поттер, отстань от меня. Иди к Уизелетте и спроси, почему она тебя бросила. Может, ты ей просто надоел? Между прочим, так же, как и мне, — отпираясь от него, спокойно сказал я, и повернул в сторону лестницы, которая вела в подземелье.

— Я? Надоел тебе? Врёшь ты всё, хорёк, — сказал Поттер мне вслед, но я не обернулся, подумав, что, похоже, он больше печётся не о том, что он надоел именно Уизелетте, а надоел мне.

Мерлин, какой же он надоедливый. И что мне в нём понравилось? Ведь он такой язва, хуже меня. И приставучий, жуть! Но, да, я люблю этого приставучего язву настоящей любовью. Пусть я холодный и бездушный, как считает Поттер, но я умею любить, умею страдать. Просто я не показываю этого. Наверное, я боюсь этот мир. Он слишком жесток. И надо быть скрытным, чтобы мир не отвечал тебе жестокостью. Золотой закон Малфоев.

Насколько Силен Драко Малфой?


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: