Понятие типологии жанров (вес, бахт).15

Жанр по Бахтину, — точка пересечения проблем и методов как теоретической, так и исторической поэтики. В «Формальном методе…» заявлено, что «исходить поэтика
должна именно из жанра»: и потому, что «реально пр-ние лишь в форме опр жанра», и по той причине, что «конструктивное значение каждого элемента может быть понято лишь в связи с жанром». Определяя задачи лит-ния в 1970—71 гг., он особо выделял значение жанров, поскольку в них «на протяжении веков их жизни накопляются формы видения и осмысления определенных сторон мира». Из контекста этого суждения ясно, что именно через свой жанр пр-ние «входит в большое время».

Жанр, рассматриваемый в аспекте традиций, литературных и общеэстетических, для Бахтина — основной предмет ист поэтики.
Но жанр можно рассматривать и под другим углом зрения.

Сущность жанра, по Бахтину, — обновляющаяся архаика. Иначе говоря, момент радикального обновления одновременно оказывается возвратом жанра к своему началу, «возрождением» смыслов, которыми «отягощены» его исходные структуры.

«Жанр живет настоящим, но всегда помнит свое прошлое, свое начало». Если именно жанр — носитель «творческой памяти», обеспечивающей «единство и непрерывность» литературного развития, то подобная концепция, несомненно, — ответ на поставленный Веселовским вопрос о «роли и границах предания в процессе личного творчества».

Память о прошлом, сохраняемая в самих «формах видения и осмысления опр сторон мира», формах, «накопляемых» жанрами

— это «предание».

И говоря о том, что жанр возрождается и обновляется «на каждом новом этапе развития литературы и в каждом индивидуальном произведении данного жанра»

Бахтин

соотносил «предание» с «личным творчеством».

Практическое решение этой основной, с точки зрения Веселовского, задачи исторической поэтики мы видим в анализах «Бобка» и «Сна смешного человека»: в них Бахтин стремился «показать, как традиционные черты жанра органически сочетаются с индивидуальной неповторимостью и глубиной их использования у Достоевского».

Бахтин считал созданную Веселовским концепцию жанра односторонней.

В пр-нии Бахтин, во-первых, различал «тематический» аспект или «событие, о котором рассказывается»; во-вторых, — аспект «слова как факта, точнее — как «событие самого рассказывания»; в-третьих, жанр — особый «тип завершения целого произведения», «сложная система средств и способов понимающего овладения и завершения действительности» или, как выражается Бахтин в других работах, «зона построения литературного образа», «зона и поле ценностного восприятия и изображения мира», «творческий хронотоп»

Идею «трехмерности» жанровой структуры литературного пр-я Бахтин реализовал в сравнении структур романа и эпопеи.

Он выделил именно три «основных структурных особенности, принципиально отличающих роман от всех остальных жанров: 1) стилистическую трехмерность романа, связанную с многоязычным сознанием, реализующимся в нем; 2) коренное изменение временных координат литературного образа в романе; 3) новую зону построения литературного образа в романе зону максимального контакта с настоящим (современностью) в его незавершенности». В эпопее им соответствуют слово предания, абсолютное прошлое как предмет изображения и абсолютная эпическая дистанция, отделяющая эпический мир от времени певца и слушателей.

«Формы t и хронотопа в романе» имеют своим главным предметом процесс переориентации жанра на реальное историческое время, т.е. второй аспект.

Но в начале этой работы находим утверждение, что «жанр и жанровые разновидности определяются именно хронотопом».

Формационный и цивилизационный подходы к изучению общества


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: