Показательно улыбнувшись, нэнси выдохнула сквозь зубы и приступила к поеданию деликатесного окуня.

Они просидели в ресторане более получаса, но так и не перешли к главному вопросу. Их все время отвлекало что-то незначительное, постороннее…

Чтобы события развивались быстрее, требовалось с чего-то начать. Нужно было просто подтолкнуть событие. Данную инициативу взял на себя блондин, затронув тему позорного падения террористической шайки, в которой некогда состояла мисс Гарднер, однако, начал блондин весьма интересно:

Очень часто после прочтения всевозможной литературы по фэншую люди теряются, но для меня такие книги являются источником неординарных и порой казусных суждений. Например, прошлым утром во время пролистывания очередной энциклопедии, я рефлексировал на тему паритетности… — и ближе к середине спровоцировал в девушке эффект увлечения, — Все в мире взаимосвязано, нет ничего, что могло бы существовать и развиваться самостоятельно.

— С этого момента поподробнее… — попросила умника Нэнси, собирая вилкой остатки салата и кладя их в свой ротик.

Выпятив скулы, джентльмен с радостью просветил её:

— Можно сострадать человеку из признательности! – и сделал свой второй неглубокий глоток, — Я долгие годы существовал, держа лютую обиду на Героймена. И смотри, к чему привела моя ненависть? Я чуть не потерял корпорацию… — затем третий, четвертый и пятый. Губы все чаще ласкали бокал, так как блондин сильно нервничал, и алкоголь – единственное, что могло его выручить, — Но если я самостоятельно сделал свой выбор, хоть и неправильный, то ты вообще была лишена права выбора и чуть не затерялась в тени русского ублюдка. Орден, безусловно, поступил с тобой мерзко и недостойно, а вот ты выбрала единственно верное решение, сдав Фон Дума на корм федеральным бульдогам, да ОПБ-шникам…

Считая, что в данном поступке имелась своя капля благородства, Нэнси улыбнулась:

— Было бы еще хуже — оставить всё как есть. Под неусыпным контролем его величества эликсир и эти знания попросту пропали бы.

И блондин поддержал её словами:

— Искренне жаль, что пришлось так низко с ним обойтись, правда. Но с другой стороны, согласись, он нас вынудил! — опустошив свой бокал одним большим глотком, словно в нем была простая вода, коварный соучастник поднял брови и его холодно-сожалеющий взгляд пронесся по всему ресторану, — Не нужно злобствовать, не надо лютовать, не стоит приходить в бешенство. Нужно попробовать поблагодарить человека, выказать признательность и отпустить. Ведь его лидерские просчеты спасли нас от забвения – меня вернули к жизни, а тебя повысили до титула напарницы самого интеллектуального преступника на свете. За тобой прочно закрепилась репутация вселенской стервы, и все это благодаря Виктору Фон Думу. Ну, разве я не прав?

Нэнси ничего не сказала. Её молчание означало согласие.

Прощайте, зубы


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: