Показано, как большой и указательный пальцы маскируют контейнер на кончике карандаша после того, как удален ластик

Тут мы подходим к важному моменту: правая рука отдаляется от левой, которая держит ластик. Левая рука при этом не двигается. Как уже отмечалось, любое движение привлекает внимание, и если уж оно проявляется, то должно быть обращено на правую руку, с которой ничего особенного не происходит. А движение, которым ластик удаляется из обоймы, столь мимолетно, что едва ли кто-то способен его заметить. К тому же размер ластика так мал, что большой и указательный пальцы левой руки совершенно скроют его. Но даже если кто-нибудь и заметит ластик, то сочтет всего лишь, что говорящий просто теребил его и случайно вынул из карандаша. Нет смысла напрягаться и прятать ластик, поскольку в данном случае это деталь малосущественная. Вот если бы исполнитель отводил не правую, а левую руку, да еще если бы листок с рисунком правильно расположен перед объектом. В момент, когда объект переводит взгляд на исполнителя и начинает отвечать на его вопрос, исполнитель поворотом запястья направляет карандаш острием вверх. Одновременно он убирает большой палец с открытого конца карандаша. В этот момент порошок высыпается из карандаша в питье наблюдателя (это происходит практически мгновенно, и одной секунды более чем достаточно). А исполнитель спокойно возвращает карандаш в карман. Отпустив в карман отработавший карандаш, он подхватывает дубликат, и, когда снова вынимает руку из кармана, кажется, что он «все еще» держит карандаш. Правая рука с карандашом покоится на столе. Через несколько секунд рука выпускает карандаш. Этот заключительный штрих с подменой карандашей не слишком важен. Единственное, для чего он предлагается, — это на случай, что объект захочет собственноручно подправить рисунок, и тогда ему не придется просить карандаш у исполнителя, что привлечет больше внимания к карандашу, чем если он будет под рукой. А в нашем случае чем меньше внимания уделяется карандашу, тем лучше.

У читателя возникает резонный вопрос: как быть, если вдруг объект попросит у него карандаш в тот момент, когда ластик уже удален и потайной контейнер с порошком прикрыт только пальцем? Как выйти из такого щекотливого положения? Тут поможет правильно сформулированный вопрос, заданный в этот момент объекту. Цель вопроса — заставить наблюдателя заговорить, т. е. облечь пояснения в словесную форму, не прибегая к рисованию. А едва он заговорит, порошок незаметно для него отправится в его стакан, а сам карандаш будет подменен на дубликат. Если наблюдатель будет явно затрудняться с ответом или скажет, что ему проще показать на рисунке, нежели выразить словами, следует немедленно задать ему другой вопрос. В принципе нетрудно поддерживать разговор подобными вопросами в течение секунд пяти-десяти, а больше времени, чтобы подсыпать порошок и подменить в кармане карандаш, и не потребуется. Это один из тех случаев, когда уверенность манер приобретает чрезвычайную важность. По большому счету данный трюк строится на умении держаться спокойно и уверенно.

Рискуя заслужить очередной упрек в бесконечных повторах, автор хотел бы еще раз подчеркнуть, что каждое действие в ходе трюка следует производить размеренно, без спешки, избегая резких или утрированных жестов.

Трюки с применением первых двух карандашей-контейнеров, рассчитанных на малое количество сыпучего вещества, можно с успехом производить и в обществе нескольких людей. Что касается третьего способа, то там количество порошка настолько велико, что неразумно уповать на то, что процесс «доставки» пройдет незамеченным в присутствии более чем двух человек. Обычно можно одновременно уследить, куда направлено внимание двух человек. Зато в высшей степени сомнительно, что удастся контролировать внимание более чем двоих наблюдателей.

Большой. Фильм 2017


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: