Пенза. начало рабочего дня 4 страница

Костя пытался что-то ответить, но сказать, в общем-то, было нечего. Палач совершенно точно воспроизвел его мысли и мечты.

— Или беда в том, что страна лишится развратника-альфонса, неспособного на нормальное потомство? Верочку-то помнишь, красавицу? В понедельник ты ее выпроводил, а? Уж как она плакала-то, Костя! Таблеток наглоталась в тот же день. Еле в реанимации откачали.

— Я больше не буду!! — завопил Костя. — Я встретил девушку, Владу, я люблю ее по-настоящему! У нас будет семья, дети!

— Нет, Костя, чудес не бывает! Ты так же будешь ей изменять, волочиться за юбками, и даже слезы жены и детей тебя не остановят. Пусть лучше эта бедная девушка найдет себе кого-нибудь попорядочней. Человека, который бы о ней заботился в реальной жизни, а не на словах.

— Я по-настоящему…

— Поздно, Костя. Вся прожитая тобой жизнь бесполезна, и я не верю, что именно сегодня, после нашего с тобой общения что-то изменится. — У Палача были серые глаза, холодные и большие. — Больно совсем не будет, я обещаю. Чик! — и все. Ты не бойся, Костенька, так надо. Давай, давай, дорогой. На коленку лучше опустись и голову наклони. Ну-ка…

Костя, зачарованный размеренным голосом и добрым взглядом незнакомца, чуть было не бухнулся на колено, но в последний момент оцепенение прошло. В голове заметались беспорядочные мысли «бежать», «куда», «кричать»… Палач почувствовал это, и начал наступать, поигрывая саблей.

— Вот это ты зря, Костя. От судьбы не убежишь. Давай-ка, голову наклони, больно не будет. — И тихонько, завораживающе, запел. — Полно вам, снежочки на талой земле лежать, полно вам, казаченьки, горе горевать….

И уже в тот миг, когда Костя, как ягненок на заклании, хотел опустить голову, обнажая шею, сзади из-за кустов кто-то закричал:

— А ну что вы там делаете?

— Да так, разговариваем, — ответил Палач, приподнимая саблю на излет.

— А ну-ка отойди от него, говорун, а то сейчас живо милицию вызову!

Костя пробудился от оцепенения, и только попытался ретироваться, как Палач подошел к нему вплотную, быстро сунув саблю в заплечный мешок.

— Видишь как, Костя, выходит. Значит, придется тебе ехать к нашему поволжскому другу Мокшану с головой на плечах. Там тебе ее он и снимет. Любит он это дело. — И усач быстро прыгнул на Костю и сильно надавил ему на болезненные точки на голове, спине и горле. — Вот так. Сейчас мы тебя на автомобильчике быстренько довезем.

Из Костиного тела словно вдруг вытащили все кости, он обмяк, и даже язык отказался повиноваться, словно после укола в кабинете у дантиста. Убийца ловко обхватил парня под локоть и потащил прочь.

— Я кому сказал, ну-ка брось его! — Опять раздался спасительный голос из-за кустов.

— Да пьяный напился, — с улыбкой отвечал Палач, не останавливаясь ни на секунду, — пьяный напился! Я его до дома сейчас доволоку!

— Дом его в другой стороне! — и из кустов вышел Костин дедушка. — Я его сам отведу. Пусти-ка его, парень и иди своей дорогой.

— Иван Сергеевич! — ухмыльнулся мужчина, продолжая держать Костю. — Жаль, жаль. Вы же, по моим подсчетам, попозже прийти были должны. На почту-то путь неближний.

— Да я и не пошел за пенсией, — удивленно ответил дед. — Деньги вроде есть, думаю, потом схожу.

— Вот это отклонение от распорядка и будет стоить не только Костиной жизни, но и вашей. Видит Бог, вас я не хотел убивать. Но теперь уж деваться некуда.

— Кто вы такой? — струхнул дед.

— Палач, — с улыбкой ответил убийца, отбросил размякшего Костю, и резко выхватил саблю из своего мешка. Дед отступил на несколько шагов и уперся спиной в кустарник. Палач, приподнимая оружие, быстро пошел к нему. Тут Костино сознание расслабилось так же, как и тело, и он выключился.

В Пензе выбрали муфтия


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: