Память, логика, этика 3 страница

существования этим законом, определения, не ограничивающегося условиями и

пределами этой жизни, а уходящего в бесконечность.

Так понимаем мы Критику практического разума. Человек во вселенной

один, в вечном потрясающем одиночестве.

Его единственная цель — это он сам, нет другой вещи, ради которой он

живет. Он далеко вознесся над желанием быть рабом, над умением быть рабом,

над необходимостью быть рабом. В глубине под ним где-то затерялось

человеческое общество, провалилась социальная этика. Человек — один, один.

И только теперь он — один и все, а потому он содержит закон в себе,

потому он сам закон, а не произвол. Он требует от себя, чтобы этот закон в

нем был соблюден со всей строгостью. Он хочет быть только законом без

оглядок и видов на будущее.

В этом есть нечто потрясающе-величественное: далее уже нет смысла, ради

которого он повинуется закону. Нет высшей инстанции над ним единственным. Он

должен следовать заключенному в нем категорическому императиву, неумолимому,

не допускающему никаким сделок с собой. Искупления, отдыха, только бы

отдыха от врага, от мира, лишь бы не эта нескончаемая борьба!- восклицает

он — и ужа- сается: в самой жажде искупления была трусость, в желанно

довольно — бегство человека, чувствующего свое ничтожество в этой борьбе.

К чему! — вырывается у него крик вопроса во вселенную — и он краснеет. Ибо

он уже снова захотел счастья, признания борьбы со стороны другого, который

должен был бы его вознаградить за нее. Одинокий человек Канта не смеется и

не танцует, не рычит и не ликует: ему не нужно вопить, так как вселенная

слишком глубоко хранит молчание. Не бессмыслица какого-нибудь ничтожною мира

внушает ему его долг: его долг — смысл вселенной. Сказать да этому

одиночеству — вот где дионисовское в Канте, вот где нравственность.

НАСКОЛЬКО РАЗВИТА ТВОЯ ПАМЯТЬ? Тесты и загадки на память и логику


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: