No passaran масяихе

Невольно на князя сомненья нашли…

Вдруг входит Шибанов в поту и пыли:

«Князь! Служба моя не нужна ли?

Вишь, наши меня не догнали!»

Нет, своих услуг я Ванчугову не предлагала.

– Евфросиния Антоновна! – сказал он мне, не глядя в глаза. – Вы должны не пустить эту женщину на второй этаж.

Понятно, Ванчугов поступил со мной нехорошо. Это было подло, трусливо и жестоко. Но я не могла проявить малодушие и отказаться выполнить его распоряжение, хотя и понимала, чем это мне угрожает.

Шибанов в ответ господину:

«Добро! …А я передам и за муки

Письмо твое в царские руки».

Ванчугова в тот день я вообще больше не видела. Он отлично знал, на что меня обрекает.

«…И много, знать, верных у Курбского слуг,

Что выдал тебя за бесценок!

Ступай же с Малютой в застенок!»

Впрочем, не было у меня времени задумываться над опасностью этого поручения и над его последствиями – Масяева уже поднималась по лестнице.

Я шагнула вперед и встала на верхней ступеньке.

– Посторонним вход запрещен! – сказала я твердо.

Она даже опешила от неожиданности.

– Да ты что, очумела?! Я – Масяева.

– Вам тут делать нечего, Масяева!

– А ну, уматывай…

Здесь последовал отборный лагерный «букет», от которого покраснел бы не только ломовой извозчик, но и его лошадь.

С этими словами она шагнула вперед и ударила меня под ложечку. Но я этого ждала, заслонилась, отбила ее руку и нанесла ей удар в подбородок. Скакой яростью ринулась на меня эта бешеная тигрица! Мое преимущество было в том, что я стояла на несколько ступеней выше. Зато она была куда опытнее меня, особенно по части запретных ударов, ведь недаром за ней числилось несколько мокрых дел.

Spanish civil war song \


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: