Не зная броду, не суйся в воду 15 страница

Она в отчаянии вновь заозиралась по сторонам в поисках Гарри и, не обнаружив его, вознесла хвалу небесам.

Рон продолжал громко возмущаться.

Что если он втрескался в Гарри? – вопросил он и просиял. – Надеюсь, он что-нибудь предпримет.

– Рон! Типун тебе на язык! – вскрикнула Гермиона.

– Гарри сшибет его с ног, – заявил Рон с убеждением.

– О да, он так и сделает, – несколько безрассудно согласилась Гермиона. «И навалится на него сверху», – мысленно добавила она.

Потом Забини с Малфоем быстро ушли и больше не возвращались. После подробных расспросов всех знакомых выяснилось, что Гарри с несколько нездоровым видом покинул клуб еще до этого происшествия и, по-видимому, отправился домой.

На мгновение Гермиона возблагодарила Господа, а затем до нее дошло, что им придется так или иначе все рассказать Гарри. Вернее, ей придется рассказать ему, поскольку Рон сделает это с потрясающим отсутствием такта.

Она боялась даже думать о том, что будет дальше. Если Гарри еще ни о чем не догадался, для него это будет прозрением, если же он уже все понял, то будет ревновать или надеяться на шанс, или… Ох, думать об этом просто невыносимо.

Долгое время Гермиона вертелась с боку на бок, пока, наконец, не провалилась в сон.

Когда она вновь проснулась, по-прежнему было темно. Гермиона раздумывала, не могло ли ей что-то присниться, но складывалось такое впечатление, будто ее покой потревожило что-то здесь, в реальном мире.

Вокруг стояла абсолютная тишина.

Гермиона внимательно прислушалась и только приготовилась опять заснуть, как ей в голову пришла неожиданная мысль.

Внезапно ей стало очень холодно в своей постели.

Она ничего не слышала. Ни звука ворочающихся под одеялами тел, ни сопения Мэвис.

– Мэвис? – осторожно позвала она, злясь на свой собственный голос за то, что он звучит так неуверенно. – Парвати? Лаванда?

Гермиона потянулась, дрожащей рукой раздвинула занавески и закричала.

Лунный свет заливал комнату, освещая все вокруг. Все кровати были пустыми. Она осталась в спальне совершенно одна. Всех остальных забрали.

Не в силах сдержаться, Гермиона снова закричала, ощущая, как в груди постепенно нарастает ледяной ужас.

Словно издалека она услышала скорбные нечеловеческие завывания, вторящие ее собственным крикам. Какая-то часть ее рассудка методично подсчитывала их, в то время как сама она беспомощно забилась под одеяла и дрожала от страха.

Призраки четырех осиротевших Домов оплакивали свои потери.

Не зная броду,не суйся в воду.


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: