Наука и постмодерн

Если уж кто и не согласен с наступлением эпохи постсовременности, так это — наука. Присущий ей позитивизм к концу тысячелетия начал вырождаться в неприкрытый сциентизм. С одной стороны, в подведении итогов проекта Просвещения, Франкфуртская школа давно показала, к чему привела слепая ставка на рационализм, задав впоследствии красноречивый вопрос — как можно писать стихи после Освенцима? [9]. С другой, множество наследников естествознания сами не приемлют нигилизм в культурной среде. Нередки случаи, когда представители точных наук, задавались целью разоблачить псевдоинтеллектуалов. Одним из таких грустных примеров, который одновременно поможет нам понять отношение науки, науки Запада, которому вменяется известная нам парадигма, — к этому самому постмодерну.

В 1998 году выходит в свет печально на сегодня известная книга Интеллектуальные уловки: критика современной философии постмодерна двух профессоров физики А. Сокала и Ж. Брикмона. В ней приводятся примеры текстов упомянутых выше структуралистов, постструктуралистов, представителей феменизма и социологии. За два года до этого, один из авторов Ален Сокал решил даже написать пародию на бессвязный стиль мнимых постмодернистов и отправил в американский журнал Social text статью, названную Нарушая границы: к вопросу о трансформативной герменевтике квантовой гравитации [11]. Статья была написана совершенно случайными терминами, принимая за лейтмотив популярные феминистические и постструктуралистские тематики: критика реального мира, белого европеоидного мужчину колониста, метафизические упущения и т. п. Факт того, что редакция издателя приняла статью, ставит под вопрос возможность отличить намеренную чепуху от интеллектуального произведения.

Конечно, рецензия на постмодернизм несостоятельна и вырванные из контекста цитаты не могут объяснить читателю тонкость цитируемого автора, если он, опять же, не знаком с предпосылками, из которых тот исходит и с проблемами которые ставятся в книге, а, если он все же знаком, то несостоятельной кажется уже сама критика. Но в данном случае нас интересует только сама позиция науки относительно постмодернизма. Вышеописанный пример можно назвать крайним проявлением открытого отношения науки к мысли постмодерна, пусть таковым французская философия и не является, а сама книга Сокала сегодня стала именем нарицательным, олицетворяя отношение науки к современной философии, той самой науки, которая размежевалась с философией во времена Галилея и Картезия [12], а затем ее самостоятельное плавание вылилось в попытку замахнуться на ту дисциплину, из которой она когда-то черпала предпосылки. Апогеем этого конфликта стала эта книга, нарекавшая современную ей философию темным для самой науки термином — постмодерн.

В итоге, можно заключить, что понятие постмодерна не только не относится к науке, но и яро им отрицается. Следовательно, здесь мы не найдем никаких продвижений в поиске действительного определения, и остается еще одна сфера, которую также часто связывают с постсовременной парадигмой.

Тип


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: