Мировоззренческо-эстетические позиции стендаля

Его называют духовным сыном эпохи Просвещения. Он любил повторять мысль философа Д. Дидро о том, что всё начинается с человека и завершается им. Сторонники Просвещения учили, что главное в жизни человека, его стимул – это стремление к счастью. Однако, чтобы оно не привело к индивидуалистическому эгоизму, личное счастье должно уравновешиваться счастьем общественным. Вся очень сложная, много в чём не разгаданная и поныне жизнь Стендаля (настоящее имя – Анри-Мари Бейль) была служением этому идеалу. Он не только пытался воплотить его в своих произведениях, но и боролся за него, участвуя в итальянском национально-освободительном движении.

Стендаль провёл юность в Италии и на всю жизнь сохранил привязанность к этой стране, её искусству, неповторимому „итальянскому характеру”. Именно с последним связано убеждение писателя в том, что всеми поступками людей руководят страсти.

Современная Стендалю Франция, как и вся Европа, пыталась забыть идеи просветителей и удовлетворить свою жажду буржуазного обогащения. Если и говорились красивые слова, то только для того, чтобы удобнее было обманывать и грабить. Взгляды писателя противоречили как принципам режима Реставрации королевской власти, так и принципам буржуазной республики. Поэтому власть постоянно „присматривала” за ним. Это заставляло Стендаля шифровать свои художественные произведения и письма (были прочитаны только в ХХ в.).

Стендаль считал себя романтиком, но романтизм понимал не как праздную мечтательность, а в байроновской активной, бунтарской форме. Романтизм для него – это искусство, соответствующее потребностям современности, помогающее осмыслить её реальную сущность.

Это яркое, страстное искусство с сильными характерами героев и одновременно правдивое и в полной мере отражающее многогранность жизни во всех его проявлениях и развитии.

Олег Соколов о книге Е. Понасенкова \


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: