Мая, вторник, моя комната

Только что заходила к маме в комнату (мистер Дж. выскочил в «Гранд Юнион» за какими-то салфетками для нее) и потребовала правду о своем психическом здоровье.

– Мама, – сказала я, – я страдаю или я не страдаю синдромом Аспергера?

Мама пыталась смотреть какую-то серию «Очарованных», она их записывает на кассеты. Она говорит, что «Очарованные» – на самом деле шоу для феминисток, потому что оно представляет молодых женщин, которые борются со злом без помощи мужчин. Правда, я заметила: а) они часто борются со злом в тонких маечках на бретельках и б) моя мама с особым интересом смотрит на экран, когда мужчины снимают рубашку.

Но все равно. Ее ответ прозвучал раздраженно.

– Святые небеса, Миа, – сказала она, – ты что, опять пишешь доклад для здоровья и безопасности?

– Да, – ответила я, – и мне стало ясно, что ты от меня и окружающих скрывала, что я страдаю синдромом Аспергера. Кстати, ты и послала меня в спецшколу для больных синдромом Аспергера. И хватит мне врать!

Тут она на меня посмотрела внимательнее.

– Ты что, не помнишь, как месяц назад уверяла меня, что у тебя синдром Туретта?

Я возразила, что на этот раз все по-другому. Туретт – расстройство, характеризующееся множественными моторными и голосовыми тиками, которые начинаются до наступления восемнадцати лет, и когда мы изучали его в классе, я все время говорила «как бы» и «значит», и это казалось мне стопроцентным доказательством болезни.

Разве это моя вина, что в целом моя речь сопровождается невольными телодвижениями, от которых я, очевидно, страдаю?

– Ты хочешь сказать, что у меня нет синдрома Аспергера? – требовательно спросила я.

– Миа, – сказала моя мама, – у тебя сто процентов, гарантированно нет никакого Аспергера.

После всего прочитанного я ей не поверила.

– Ты УВЕРЕНА? – спросила я, – а у Лилли?

Мама усмехнулась.

– Ну, знаешь. Не могу взять на себя ответственность и с уверенностью сказать, что Лилли нормальная. Но я страшно сомневаюсь, что она страдает этим Аспергером.

Черт! Лучше бы страдала. Лилли, я имею в виду. Потому что тогда я, наверное, простила бы ее. За то, что она назвала меня слабой.

Но раз у нее никаких нарушений нет, то и прощения ей нет за то, как она со мной обошлась.

Мне даже немного жаль, что у меня нет синдрома Аспергера. Потому что навязчивая идея о выпускном бале остается всего лишь навязчивой идеей о выпускном бале. А не симптомом, контролировать который я не могу.

Вот так всегда!

МОЯ КОМНАТА ШОППИНГ ФАКТ о БАРВИНЕ ПАПА промок, МАМА не может выбрать


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: