Мая, воскресенье, 15.00, дома

Вот и все. Забастовка официально закончилась.

Бабушка уложила свои вещи и вернулась в «Плазу».

Она предложила побыть у нас, чтобы, когда мама с Рокки вернутся из роддома, помогать маме и мистеру Дж. до тех пор, пока у них не устаканится расписание. Мистер Джанини постарался произнести «Благодарю вас, Кларисса, но не беспокойтесь» не слишком громко и поспешно.

Признаюсь, я рада. Бабушка только мешала бы мне формировать из Рокки идеального мужчину. Это было сразу понятно, когда она начала сюсюкать с ним.

– Ой, и где же здесь мои большие мальчики? Ой, и где же здесь мои маленькие солнышки?

Серьезно. Никогда в жизни не подумала бы, что бабушка способна на такое, но когда нам наконец разрешили посмотреть на Рокки, который лежал себе и спал в инкубаторе, именно это она и говорила. Разве что по-французски. Все равно отвратительно.

Теперь я начинаю понимать, почему у папы столько проблем в создании длительных отношений с женщинами.

Ну, в общем, хозяева ресторанов в конечном итоге пришли к взаимному соглашению с помощниками официантов. Теперь им всем будут

оплачивать страховку, больничные и отпуска. Всем, кроме Джангбу, конечно. Он забрал деньги за рассказ о своей жизни и отчалил в Непал. По-моему, жизнь в Нью-Йорке ему не очень задалась. В Непале же эти деньги обеспечат небедное существование ему и всей его семье, не говоря уже о шикарном доме. Здесь, в Нью-Йорке, ему удалось бы на них снять всего лишь однокомнатную квартирку в неблагополучном квартале.

Лилли, похоже, начинает приходить в себя от разочарования, что она не попала на выпускной. Тина ей все подробно рассказала – и то, как Майкл взял и покинул сцену, чтобы поехать со мной больницу, и как тогда его гитару взял Борис, хотя сам раньше никогда в жизни на гитаре не играл.

Но так как он музыкальный гений, не существует инструмента, который бы он моментально не освоил… разве что, может быть, аккордеон. Тина сказала, что после нашего ухода произошел небольшой скандал. Джош и несколько его друзей начали свешиваться через перила обзорной площадки и плевать вниз. За этим милым занятием их застукал мистер Уитон и влепил временное отстранение от занятий. Лана, наверное, начала плакать и обвинять Джоша в том, что он испортил ей самую важную в ее жизни ночь и что теперь она будет помнить не Джоша, а идиота, плюющего с Эмпайр Стейт Билдинга.

Очень мило.

Мне же совершенно не о чем беспокоиться. Когда Майкл пойдет осенью в колледж:

а) это совсем недалеко, и я буду все время с ним видеться, по крайней мере, часто;

б) я всегда буду вспоминать о том, как в комнате ожидания родильного отделения он повернулся к моему папе и сказал (после того как я в миллионный раз попросила папу теперь, когда у меня родился маленький братик, оставить меня в Нью-Йорке на лето, чтобы я научилась заниматься с ним, а папа в миллионный раз сказал, что я подписала контракт и теперь должна выполнять условия):

– Сэр, вообще-то по закону несовершеннолетние не могут подписывать никаких контрактов и, согласно закону Нью-Йорка, вы не можете связывать Миа какими бы то ни было обязательствами по контракту, который она, может быть, и подписывала когда-то, И если ей на тот момент еще не было шестнадцати лет, то контракт считается недействительным.

Chill Summer House Sessions — Deep Chills & Tropical House Music Mix


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: