Либо говори, либо нет, никаких стараний быть не должно

Речь прорастает сама собой из моей природы и, следовательно, не может быть подвержена внешним или внутренним силам или формам принуждения. Спонтанность и принуждение вместе не уживаются.

Фраза «Речь не подвержена принуждению» справедлива вплоть до мелочей. Но это не удерживало меня от старания. Я неистово верила в то, что мысли и усилия должны в конце концов одержать победу (неважно над чем), и сама должна была придти в тупик полного отчаяния, после которого и отвергла мысль о том, что осознавать – это мой путь из заикания.

Для всех это может работать по-разному, это достаточно большая тема (достижение дна перед тем как начать восхождение), и Рэм Дасс (Ram Dass) предложил тем, кто застрял на какой-то стадии своего прогресса: «Уходите и пострадайте еще немного, а возвращайтесь примерно через год. Вы еще недостаточно натерпелись». Только когда я достигла самого дна, я была готова перепробовать всё, идти куда угодно, делать всё, что необходимо (вплоть до полного пересмотра своих устоев, которые, очевидно, были ложными и не давали возможности прорыва).

Я старалась избавиться от заикания в течение очень долгого времени со всей энергией, которой только обладала. В конце концов я была полностью эмоционально выжатой, сыта по горло этим старанием. Это момент, когда мы можем либо продолжать упорно работать над речью, либо можем отказаться от попыток и двигаться в другом направлении. Полагаю, мне надо рассказать немного о самом начале этой своей истории.

Когда мне было примерно 4 года, в наш дом попал какой-то бульдог с улицы. Собака была совершенно безобидной, но если бы вы видели реального, по-настоящему безобразного бульдога, вам было бы понятно, почему это напугало меня почти досмерти. Собаки, кажется, знают, когда кто-то боится. В любом случае, по какой-то причине эта собака погнала меня через зал, гостиную, столовую, кухню, вверх по лестнице и, наконец, загнала меня наверх. Я не помню почему, но никто мне не помог. Наверное, не понимали, насколько я испугана. В общем, сразу после этого у меня возникло легкое з-з-заикание. Поначалу заикание было не то чтобы заметное, как мне говорят, но, тем не менее, всё же заикание.

Хочу сказать то, что кажется мне важным. Множество специалистов в бесконечных речевых центрах, где я была, спрашивали меня, счастливо ли мне жилось дома, полагая, что с теми, кто заикается, дома плохо обращались. Логопеды обычно изучали мое прошлое на тот предмет, что не было ли кого-то нелюбимого мной, кто делал мою жизнь несчастной. Я хочу, чтобы вы запомнили, что моим прозвищем было Счастливая Анна (Happy Hannah). Это прозвище само по себе дает некую информацию о моих эмоциях… просто чтоб всё расставить по местам.

Мари Краймбрери — Она тебе не идёт


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: