Когда я стараюсь говорить, я заикаюсь

Я увидела, что причина, по которой я должна разбираться с моим болтливым умом, полным хитрых предложений, в том, что этот самый ум (даже если он мой, и даже если он хорошо обучен) тянет энергию от моей решимости. Я замечала, что когда речь легкая и слитная, мой болтливый разум, пока я говорю, лезет с кучей альтернатив, или правил, или с моралью, или с предложениями, и это снижает мою решимость, убивает содержание и экспрессию (что влияет на слитность и беглость).

Когда я замечала, что сознательная работа на речь усиливает мое заикание, я просто становилась наблюдателем и смотрела на происходящее. Только это и делала. Я просто слушала несмолкающую болтовню («но так не должно быть» или «это точно надо делать»). Я записывала все решения моего «мудро ворчащего» ученого ума, которые он выдавал. Просто записывала. Я не оценивала слова, которые появлялись на странице, я не старалась ничего изменить. Я просто смотрела. Я стала Наблюдателем. И всё. Не судьей. Просто Наблюдателем.

Я была в изумлении от того, что происходило. Будучи Наблюдателем происходящего, я могла видеть основные проявления сопротивления: препятствия, заблуждения, стойкое неприятие и, к моему восторгу, подтверждение того, о чем часто говорят физики-теоретики: «Наблюдение меняет объекты». И в тот миг, когда я могла видеть происходящее, заблуждения испарялись.

Позже я обнаружила, что к вознесенному ученым умом спонтанная естественная мудрость, лежащая вне контроля сознания, относится лишь снисходительно.

Малкольм Глэдуэлл (Malcolm Gladwell) , объясняя научный подход, писал об этом неуважении со стороны природного ума… мудрость природы не создана сознанием. Вот что он писал:

«Это кажется глупым. Но это не так. Почему? Потому что каждый в той комнате имеет не один ум, а два, и всегда, пока сознательный ум заблокирован, бессознательный сканировал комнату, просеивал возможности, обрабатывал все мыслимые улики».

Я заикался и притворялся немым


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: