Когда я ложился спать

X. М. С. Ричарде

Годы промчались, меня унесли

Так далеко от дома.

Маме уже не баюкать меня

Песенкой той знакомой.

И все же светлее станут мечты

И сон на радость похож.

Когда я представлю, что рядом ты

И песенку тихо поешь.

Помню, как с братом склонялся я

В молитве у маминых ног,

И тихо шептала мама моя:

Всегда молись, мой сынок.

И, встав на колени, просила о нас:

Спаси их, Небесный Отец!

Потом целовала обоих. Как раз

И дню приходил конец.

Когда же свершится: мой вечер придет,

И кончится жизни день.

И с неба звезда моя упадет,

И солнце закроет тень.

Тогда, мой Господь, сохрани меня,

Грехи прости и забудь,

И тихо, с любовью, как мама моя,

Позволь мне спокойно уснуть.

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Письма Ною

Верою Ной. получив откровение о том, что еще не было видимо, благоговея, приготовил ковчег для спасения дома своего; ею осудил он [весь] мир, и сделался наследником праведности по вере (Евр. 11:7).

Мой дорогой Ной!

Порой я чувствую, что должна написать тебе относительно твоих проповедей в последнее время. Мне бы очень хотелось, чтобы ты понял: лично я — на твоей стороне и верю, что ты искренен в своих проповедях. Но есть несколько пунктов, которые, я надеюсь, ты смог бы прояснить. Я совершенно уверена, что ты не имеешь в виду то, что следует из твоих слов.

Во-первых, позволь мне поблагодарить тебя за весть о приближении великого потопа. Ты, разумеется, знаешь, что я верю в это — так же, как и ты. Великий потоп действительно приближается, и мир следует предупредить об этом. Я знаю, что Господь послал тебе особую весть на этот счет, и ты многократно и чрезвычайно выразительно проповедовал об этом.

Я также беспокоюсь о том, чтобы люди в поисках спасения от потопа обратились к Господу. Мы можем быть спасены от наводнения только благодаря Его заботе о нас и усилиям с Его стороны. Ради нашего спасения мы должны обратить к Нему все свои помыслы. Мы не имеем собственных заслуг, которые могли бы возвысить нас в Его глазах, и вся наша уверенность должна покоиться на заслугах Господа. Возможно, ты не стал раскрывать эту мысль дальше, тем не менее я твердо знаю, что ты убежден в ее истинности.

И все же я хочу кое-что заметить насчет этого ковчега. Многие справедливо полагают, что ты слишком часто и много говоришь о нем. Боюсь, мне придется с ними согласиться, несмотря на то, что я ни минуту не усомнюсь в твоей честности. Я понимаю, почему ты строишь ковчег и проповедуешь о спасении. Но не чувствуешь ли ты в этом привкуса законничества? Прости меня за резкость, но это, на мой взгляд, чересчур субъективный подход к проблеме потопа. Наше спасение никоим образом не может зависеть от наших действий. Боюсь, что многие люди смотрят на необходимость пребывания в ковчеге как на возможность спастись делами. Мы никогда не должны делать или даже пытаться сделать что-то рукотворное основным условием нашего спасения во время потопа.

Если же по каким-то неведомым мне причинам ты окажешься прав, тогда — попытайся осознать это, Ной, — ты опередил свое время. Разумеется, когда потоп приближается, есть смысл строить ковчег. Но кто слышал, чтобы Господь посылал кому-то откровение за 120 лет до того, как оно может понадобиться? В конце концов, дождись, чтобы дождь лил достаточно долго, дабы люди смогли объективно оценить ситуацию и ясно рассудить: ожидает ли Бог, чтобы они спасались вплавь, на весельных лодках или же в каком-то ковчеге. И уж тогда, если это будет необходимо, ты можешь выступить с идеей своего ковчега. А до тех пор — не раскачивай лодку!

С глубоким уважением, Анна Нерасторопность

Сергей Капиев — Когда я ложился спать


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: