Кассета 5. сторона а

Дверь за мной закрывается, и я слышу, как защелкиваются замки.

Что теперь? Пойти домой? Или, может, в «Моне»? Или в библиотеку… Я могу посидеть на лестнице, как Ханна, и дослушать оставшиеся кассеты в темноте.

— Клэй!

Это голос Тони.

Яркие огни фар трижды мигают. Тони выглядывает из окна водительской дверцы и машет мне рукой.

Застегиваю куртку и направляюсь к нему, хотя мне совсем не хочется ни с кем общаться. Особенно сейчас. Мы с Тони знакомы уже давно, вместе работали над школьными проектами, болтали после уроков, но нам никогда не доводилось обсуждать какие-то серьезные проблемы. А сейчас, похоже, он как раз настроен поговорить по душам.

Он что, все это время сидел в машине и ждал? Но зачем?

Вместо того чтобы посмотреть на меня, он сосредоточенно поправляет боковое зеркало.

— Залезай, Клэй.

— Все нормально?

Пауза. Затем он медленно кивает.

Я обхожу машину, открываю пассажирскую дверцу и присаживаюсь так, что одна моя нога остается стоять на асфальте. Кладу рюкзак с кассетами Ханны на колени.

— Закрой дверь, — говорит Тони.

Что происходит?

Все в порядке, Клэй. Просто закрой дверь. — Он закрывает свое окно. — На улице холодно.

Его взгляд блуждает от приборной панели на магнитолу, затем на руль. Он делает все, чтобы не смотреть на меня. Когда я закрываю дверь, он начинает говорить.

— Ты уже девятый в списке, Клэй. Я должен следить за тобой.

— Что? О чем это ты?

— Второй комплект кассет, — продолжает он. — Ханна не блефовала. Они у меня.

— О боже! — Я закрываю лицо руками. Где-то в висках вновь просыпается боль. Я давлю на это место сильнее, еще сильнее.

— Все нормально, — говорит он.

Не могу на него смотреть. Что он знает? Он же, наверное, уже слышал, что Ханна собирается рассказать обо мне. Что «нормально»?

— Докуда ты добрался?

— Что?

— Какую кассету слушаешь?

Я могу притворяться, что не понимаю, о чем речь, или вылезти из его машины и уйти. Но что бы я ни сделал, это ничего не изменит, потому что он и так все знает.

— Хватит уже, Клэй. О ком сейчас рассказывает Ханна?

— О Райане. — Мои глаза закрыты. — О стихотворении.

Затем я смотрю на него — голова откинута назад, глаза закрыты.

— А что? — спрашиваю я.

Молчание.

— Почему она отдала их тебе?

— Давай куда-нибудь поедем… Ты же сможешь слушать плеер, пока я буду вести машину? — Он трогает брелок, который болтается около замка зажигания.

— Скажи мне, с чего это она отдала копии записей тебе?

— Я все расскажу, — говорит он, — но ты сначала послушай следующую кассету. Клэй, я не шучу.

— Почему не сейчас?

Потому что на ней речь пойдет о тебе.

Я ничего не чувствую. Сердце замерло. Глаза не моргают. Я не дышу. А затем я резко убираю руки от лица, опускаю колени, мне хочется биться головой о стекло, убежать прочь из машины, но я не делаю этого.

— Послушай. — Тони кладет руку мне на плечо. — И не выходи из машины.

Он заводит двигатель.

У меня из глаз текут слезы. Оборачиваюсь к нему, но он не отрываясь смотрит вперед на дорогу.

Открываю крышку плеера и достаю кассету. Темно-синим лаком в углу написана маленькая цифра «5». Это моя пленка. Я девятый номер.

Вставляю кассету назад в проигрыватель, сейчас я держу его двумя руками, как закрытую книгу.

Тони переключает передачу, и машина катится по парковке по направлению к дороге.

Не глядя на плеер, нахожу пальцами кнопку, с нажатием которой начнется моя история.

КАССЕТА 91 — Сторона А | EP | 2018


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: