К. 20 лет от 2005 года.

При проведении психологического обследования испытуемый охотно шел на сотрудничество. Контакт формировался быстро, носил неформальный характер и сохранялся таковым до окончания эксперимента. Мотив экспертизы был сформирован сразу, устойчивый. Исследуемый проявлял интерес к предложенным методикам и тестам, предельно подробно выяснял суть назначения каждого задания, уточнял инструкции и условия эксперимента, комментировал свою деятельность практически после каждой выполненной методики, стараясь объяснять все возникающие недочеты и ошибки, чаще обосновывая последние неадекватностью и некорректностью заданий, нежели собственной некомпетентностью. Активно интересовался возможными результатами обследования.

Фон настроения на протяжении эксперимента был неустойчивый, с тенденцией к понижению. Мимические проявления яркие, движения немногочисленные, порывистые, поза в основном статичная, голос умеренной громкости, визуального контакта испытуемый не избегал. Речь грамматически правильная, хорошо модулированная. Голос громкий. Словарный запас достаточный. Отмечалась склонность к резонерству и чрезмерной обстоятельности, недостаточность осмысления возникающих эмоций и аффективного контроля.

В беседе обследуемый был активен, основателен, очень подробно рассказывал о себе, детально перечислял все беспокоящие его жалобы, переживал по поводу того, что мог забыть что-либо важное или существенное. Критика к своему состоянию у исследуемого относительно сохранна. Были отмечены: выраженная ригидность установок и убеждений, ипохондрическая сосредоточенность на состоянии своего здоровья, склонность к аггравации.

При выполнении целенаправленной деятельности обследуемый быстро утомлялся, эффективность работы снижалась, однако после непродолжительного отдыха восстанавливалась. Несмотря на тот факт, что исследуемый часто брал паузы, чтобы отдохнуть и восстановиться в связи с утомлением, уровень трудоспособности в целом оставался достаточно высоким.

Испытуемый предъявляет широкий спектр жалоб фобического характера. Его беспокоят разнообразные страхи, которые стали появляться после полученной в драке в 14 лет ЧМТ. Первая паническая атака возникла приблизительно через 5 месяцев после травмы в вагоне метро по пути в школу: внезапно возникло ощущение нехватки воздуха, слабость во всем теле, сердцебиение, отнялись руки и ноги, и на этом фоне возник страх смерти. В динамике появилась тревожность, спектр страхов расширился, а частота их возникновения увеличилась. Появились страхи открытых и закрытых пространств, страх выходить одному из дома, страх оставаться одному дома, страх сойти с ума, последний месяц сформировалось ограничительное поведение. В период с 17 до 19 лет у испытуемого наблюдался светлый промежуток, без фобической симптоматики. Со слов пациента его состояние особо усугубилось с апреля этого года. Помимо страхов обследуемого беспокоит астения, повышенная утомляемость, бессонница, частые пробуждения среди ночи, тяжелое утреннее пробуждение, повышенная тревожность и мнительность в отношении состояния своего здоровья.

Юрий Антонов — 20 лет спустя. 2005


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: