Эра николаевна приходит в себя, умывается, гоголь ест.

ЭРА. Я вам что — дойная корова? Ходят туда и сюда, топтуны.

ГОГОЛЬ. Полюби нас голодными, а сытыми нас всякий полюбит. (Морщится, но ест.) Суп жидковат…

ЭРА. Жидковат???

ГОГОЛЬ. Я бессмертный русский писатель и драматург.

ЭРА (вырывает из его рук кастрюлю). Кончай вылавливать мясо!

ГОГОЛЬ. Вы должны и обязаны содержать Родную Литературу. Беречь нас и охранять.

ЭРА. Щас…

ГОГОЛЬ. Иначе быть не возможно. Без нас вы — не пришей кобыле хвост. Вот возьмут когда-нибудь у вас паспорт и впишут: “ Эра Николаевна русская тире обезьяна”. А в нашей компании — вы почтенная дама. С корнями…

ЭРА. С корнями???

ГОГОЛЬ.…Как дуб.(Забирает кастрюлю). Так что терпите, Русь-матушка… Все. (Съел, отдает кастрюлю, достает из-под стола собрание сочинений.) Вы самый умный человек в районе. Грамотный.

ЭРА. Куда этот ум-то девать? На кусок не намажешь, сама экономлю.

ГОГОЛЬ (оглядывается). Хорошо … Тепло, чисто… А где муж? Вы одинока?

ЭРА. Зачем же… Квартира есть, с ней и живем.

Пауза.

ГОГОЛЬ. Спокойно как, тихо.

ЭРА. Привычка.

ГОГОЛЬ (соблазняя). Страшно жить одному. Нет близкого друга. Льву, вот, Николаевичу хорошо да и Пушкину ладно… большая семья, жены какие-то, дети. Я тоже бобыль. Умер один в холодной постели.

ЭРА. Дети…. Какие дети, сам посуди — я мечтала рожать раза два. А что толку мечтать, если возможности нету. Надо кушать и мужика рядом нет. Вот, думала, выжду, время полегче настанет, зарплату повысят, молоко станет свободно, и мужа пойду по свету искать. И что? Шиш.

ГОГОЛЬ. Есть у русского человека враг, непримиримый, опасный враг, не будь которого, он был бы исполином. Враг этот — колбаса. Много великих мыслей погибло от колбасы. Раньше в России ее было видимо-невидимо. Но однажды она исчезла. Сбежала в Америку по поддельному паспорту. (Пауза.) Теперь она вернулась. Тоска по Родине. Родные желудки… И теперь колбасы так много, что нет ничего, кроме нее.

Пауза.

ЭРА. Гоголь…

ГОГОЛЬ. Ну да.

ЭРА. А работал кем?

ГОГОЛЬ. Гоголем и работал.

ЭРА. А я в БСУ. Цемент в циклотроне месила. (Изображает, как месят цемент в огромной машине.)

ГОГОЛЬ. Какая разница… Циклотрон или письменный стол… Тут кирпичи — и там кирпичи, тут материала нет — и там не хватает. Тут денег нет — и там фиг. Разве что в тепле оно в радость. Когда Англия нюхает табак, то Франция чихает, когда писатель пишет – читатель возбуждается. А если писатель есть, а читателя нет, то и ничего нет, жизни нет. Парадокс! Сейчас самое время писать и писать! Вокруг целые кучи идей, россыпи слов, а какое раздолье чиновников! Я бы сейчас так и строчил, так и строчил!!! Да я бы сейчас каждый день выдавал по десятку «шинелей»! Но как всегда равновесия нет. При живой-то воде вдруг читатель усохся куда-то…

Фестиваль \


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: