Я задыхаюсь в кошмарном бреду 2 страница

Кто сказал, что существует пятьдесят видов поцелуев? Я не считал, но Саня открыл их, наверное, штук тысячу, умудряясь поцелуй впихнуть в поцелуй, добавить и скрестить друг с другом все когда-либо существовавшие категории этого разновидного занятия. Кто сказал, что парни не любят целоваться? Ваш пианист оказался сапожником. Мне же достался маэстро. Редкостный маэстро, я бы сказал. Когда он позволил мне оторваться… Ну, должен же я периодически дышать, не только им, но и, так сказать, естественным способом? Мои губы вспухли так, словно их искусал рой озверевших пчёл, ну или одна очень озабоченная пчела, которая уже настолько охамела каждый раз выдаивать из меня пыльцу, что сам себе я напоминал затраханный цветик.

Ладонь Сана нежила мою задницу, на изощрённом языке жестов уговаривая её не бояться и отдаться. Вторая ладонь неторопливо скользнула по бедру наверх, прикидываясь лапой и обещая не шалить, если я отдам поясок от халата. Я поверил. Пояс рывком улетел в сторону, а моё импровизированное гостиничное кимоно плавно стекло по плечу.

И что там делают правильные японские гейши, чтобы ублажить своего самурая? Правильно, танцуют.

Кажется они ещё поют, но петь я честно не умел и, самозабвенно разжигая древний танец на чужих бёдрах, я начал двигаться сквозь боль. Путь к наслаждению оказался тернист и долог, но когда наслаждение хочется подарить, всем своим существом, когда для того, чтобы обладать любимым человеком, желаешь ему отдаться, полярность меняется. Меня захлестнула нежность, и боль исчезла, растворившись в этом открывшемся изнутри источнике нового, пока ещё неисследованного бытия.

Вячеслав Бутусов и группа \


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: