Изменения в девятилетнем возрасте.

Недавно я разговаривал с Дагом и Эстер, которые входят в правлению школы Волдорфа на Аляске. Они познакомили меня с работой Рудольфа Штайнера. Они были первыми, кто рассказал мне о его теориях и его работе изменения в 9-летнем возрасте. Когда я услышал то, что они рассказали, отдельные части головоломки по обучению сошлись вместе.

Когда Дат начал рассказывать мне, чему учила школа их ребенка и почему она учила этому, многое начало проясняться. Дат объяснил, что школа учила детей пользоваться молотками, пилами, гвоздями для строительства их маленьких жилищ, потому они хотели, чтобы дети знали, что они смогут выжить в реальном мире. По этой же самой причине они учат их садоводству, выращивать овощи, готовить еду и печь хлеб. Это физическое, умственное, эмоциональное и духовное воспитание. Оно вовлекает всего ребенка в этот критический период жизни, который Штайнер определяет как изменение в девятилетнем возрасте. Это — период жизни, когда ребенок больше не хочет быть частью личности его или ее родителей и пытается найти его или ее собственную личность. Это — часто время одиночества и страха. Это — период неуверенности. Ребенок вступает в неизведанный мир, чтобы узнать, что он или она есть на самом деле, а не кем родители хотят, чтобы он или она были. Обучение умственно, физически, эмоционально и духовно, что они могут выжить сами -жизненно необходимо для детского самовосприятия.

Я знаю, что сейчас многие педагоги не согласны с работой Штайнера по изменению в девятилетнем возрасте, и я здесь не для того, чтобы менять их взгляды. Все что я могу честно рассказать вам, так это мой собственный опыт. Я знаю, что в девятилетнем возрасте я начал искать что-то другое. Я знал, что то, что делали мои мама с папой, не работало, и я не хотел следовать по их пути. У меня все еще жив в памяти страх, царящий в нашем доме, когда обсуждались денежные вопросы. Я все еще помню споры моих родителей по поводу денег, и слова отца: Меня не интересуют деньги. Я работаю так усердно, как могу. Я не знаю, что еще делать. Я хотел узнать, что еще я мог сделать, чтобы не закончить так, как мои родители, финансово, по крайней мере. Сердцем я знаю, что больше всего на свете, я хотел помочь моей маме. Мое сердце разрывалось, когда я видел ее плачущей над стопкой счетов. Я знал, что каждый раз, когда я слышал слова отца: Тебе нужно учиться упорно, чтобы получить хорошую работу, что-то внутри меня не принимало его совет. Я знал, что что-то было не так и поэтому я отправился искать новые ответы и мою собственную реальность.

Занимаясь с моим богатым отцом, и играя в Монополию снова и снова, возможно, 50 раз в год, я менял стиль своего мышления. Я чувствовал, я прохожу через зеркало и начинаю видеть мир, который мои родители не могут видеть, хотя он находился прямо перед ними. Вспоминая прошлое, я полагаю, что они не могли видеть тот мир, который видел мой богатый папа, потому что умственно их научили искать работу, эмоционально их научили искать гарантии, и физически их научили работать усердно. Я думаю так, потому что у них не было финансовой формулы победы, духовно их финансовое самовосприятие становилось слабее, а не сильнее, и их счета только накапливались. Мой папа работал все усерднее и усерднее, получал повышение за повышением в оплате, но никогда на самом деле не продвинулся вперед финансово. Когда он достиг вершины в 50 лет, и он не смог оправиться от профессионального скольжения вниз и застоя, я думаю, его дух был окончательно сломлен.

Typ


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: