Гарри поттер и методы рационального мышления 33 страница

— Ну а крыса ?.. — не выдержала Гермиона.

— Ладно, рассказываю. Если вкратце, Билл Уизли решил, что ручная крыса его брата Перси — это анимагическая форма Петтигрю…

У Гермионы отвисла челюсть.

— Да, — продолжил Гарри, — конечно, сложно представить, что злодей Петтигрю влачил жалкое существование в роли домашней крысы во враждебной ему семье волшебников. На его месте кто угодно скорее отправился бы к Малфоям, или, что ещё вероятнее, сделал бы пластическую операцию и уехал на Карибы. Но тем не менее, Билл вырубил своего младшего брата Перси, схватил крысу, парализовал её и разослал с совами срочные сообщения…

— О нет! — вырвалось у Гермионы.

— …и каким-то образом умудрился созвать Дамблдора, министра магии и главу авроров…

— Не может быть! — воскликнула Гермиона.

— И конечно, собравшись вместе, они решили, что Билл — псих, но для полной уверенности применили на крысе Веритас Окулум . И что же они обнаружили?

Гермиона бы умерла на месте.

— Крысу.

— Возьми с полки пирожок! В общем, они отправили Билла Уизли в Святого Мунго, где выяснилось, что у бедняги вполне заурядный приступ шизофрении. Это иногда случается, особенно с молодыми людьми в позднем подростковом возрасте. Парень был убеждён, что ему девяносто семь лет, он умер и вернулся во времени к самому себе на поезде. Антипсихотические препараты на него прекрасно подействовали, он вернулся к нормальной жизни и теперь всё хорошо, за исключением того, что люди уже не обсуждают так часто конспирологические теории по поводу Сириуса Блэка и что никогда нельзя спрашивать Уизли об их домашней крысе.

Гермиона неудержимо хихикала. Это действительно было ужасно, но она не могла не смеяться, поэтому она — отвратительный человек.

— Единственное, чего я не понимаю, — сказал Гарри, когда они отсмеялись, — почему Блэк выслеживал Петтигрю, вместо того чтобы просто сбежать. Он же знал, что за ним будут охотиться авроры. Интересно, они разобрались в его мотивах, перед тем как отправить его в Азкабан? Видишь, вот почему даже те, чья вина бесспорно доказана, всё равно должны представать перед судом.

Гермиона согласилась.

Вскоре Гарри дочитал свою книгу. Гермиона за это время прочитала свою только до середины. Её книга была гораздо сложней, но тем не менее отставание от Гарри смущало. Гермиона поставила «Магическую мнемонику» обратно на полку и поплелась к выходу, поскольку наступало время самого ужасного урока в Хогвартсе — ПОЛЁТОВ НА МЕТЛЕ.

Гарри последовал за ней, хотя до его занятий оставалось ещё полтора часа. Будто реактивный истребитель, сопровождающий маленький винтовой самолёт на похороны.

Тихим сочувствующим голосом мальчик пожелал ей удачи, и она отправилась на зелёное Поле Ужаса.

Там было много визга, едва не случившихся падений, ужасные смертоносные кусты, земля совершенно не там где надо , бьющее в глаза солнце, суетящаяся вокруг неё Мораг, Мэнди, которая думала, что она незаметно подстраховывает Гермиону, на случай если та сорвётся с метлы. Гермиона знала, что остальные ученицы посмеиваются над ними обеими, но ничего не говорила Мэнди, потому что и в самом деле не хотела умирать.

Через десять миллионов лет урок закончился, и до следующего четверга она вернулась туда, где и положено быть человеку — на землю. Иногда у неё случались кошмары: ей снилось, что теперь каждый день — четверг.

Гермиона совершенно не понимала, зачем всех учат летать на метле, если став взрослыми они смогут просто аппарировать, пользоваться дымолётным порошком или порталами. Полёты на метле полезны примерно настолько же, как игра в вышибалы на физкультуре в обычной школе. Практически бессмысленное умение для взрослого волшебника.

Но по крайней мере Гарри любезно стыдится того, что хорошо справляется с этим занятием.

\


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: