Фоновое мышление — постановка вопроса.

Мышление современного человека отличается от мышления античного, древнеиндийского или средневекового человека. Более того, оно отличается и от мышления 18-го столетия. С точки зрения 20-го века в этих типах мышления наличествует слишком много иррациональных и неосознанных компонентов. Современное мышление является продуктом длительной культивации и рафинирования, которые очистили его от всего, что не поддавалось формализации, в том числе и от образных, оценочных и символических содержаний. В результате мышление приобрело исключительно линейно-дискретный характер и под мышлением сейчас (явно или неявно) понимается лишь те его формы, которые могут быть формализованы. Однако, сталкиваясь с феноменами, для работы с которыми явно недостаточно существующих мыслительных средств, резонно задуматься и о противоположном процессе, процессе не обеднения, а расширения мышления.

Если возможны организованные процедуры, позволяющие осуществить перевод фоновых (бессознательных, подпороговых) восприятий в осознаваемую “фигуративную” форму и если при этом из окружающей среды извлекается дополнительная информация, которая не может быть извлечены другими способами, то естественно поставить вопрос, возможна ли проекция фоновых процессов и фигуративно-фоновых переходов на область мышления. По сути дела, мышление является проекцией перцептивных процессов, протекающих в центральном поле зрения. Терминам здесь соответствуют единичные восприятия, определениям — акты гештальтизации, суждениям и выводам — сложные ассоциации фигур, значениям истинности — наличие, отсутствие, неопределенность или неопознаваемость тех или иных визуальных фигур, логическим парадоксам — перцептивные парадоксы вроде “невозможных” фигур и т. д. Однако до сих пор еще не построены логические соответствия перцептивному фону или визуальным феноменам за пределами поля зрения. Восприятия и переживания фона как специфического объекта, хотя и отражены в различных теоретических конструкциях, тем не менее, не представлены в самом аппарате мышления. Это обстоятельство во многом объясняет, почему при рассмотрении бессознательных или континуальных областей психики понятия зачастую заменяются образами и метафорами, а логическая реконструкция — амплификацией.

Когда мы говорим о мышлении, подразумевается, что речь идет о преобразовании по определенным правилам неких структур в иные, причем это преобразование отражается в определенном тексте . Но текст всегда погружен в контекст , позволяющий однозначно понять текст. Ясно, что тексту соответствуют последовательности актов дискретного мышления, а контексту — фон.

Фоновое континуальное мышление отличается от дискретного мышления. Операции дискретного мышления представляют собой горизонтальные переходы от одного дискрета к другому. Фоновое же мышление оперирует не отдельными дискретами-объектами, а всей континуальной средой, в которую эти дискреты погружены, как единым целым. Это означает (с точки зрения субъекта), что одно состояние среды при выполнении фоновых мыслительных операций переходит в другое без фиксации в сознании (а значит, и в знаковой среде) отдельных цепочек дискретных переходов, а затем, при необходимости, из среды могут «выпадать» отдельные дискретные результаты. От интуиции такой процесс отличается тем, что он протекает в видимых слоях сознания, подконтролен и обратим.

Фон континуален по своей природе. В силу своей принципиальной недифференцированности, он в большей мере выявляет чисто семантические аспекты, по сравнению с миром дифференцированных восприятий. Обычно фигуры восприятия служат средством фиксации значений. Но фон нефигуративен, он является формально неопределенным и потому здесь отношения меняются — значения становятся способом фиксации состояний фона.

10 вопросов эффективного мышления


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: