Джон стейнбек. на восток от эдема 35 страница

— И кто же тебе велел молчать?

— Никто. Я сама себе велела.

— Тогда другое дело. Ну, и что же это за секрет?

Золотисто-багряный солнечный диск коснулся крыши дома Толлотов на Белой

дороге, и на нем большим черным пальцем отпечаталась печная труба.

— Помнишь, как мы заезжали к вам? — тихо спросила Абра.

— Еще бы!

— Ну вот, когда мы поехали дальше, я в коляске уснула, а потом

проснулась. Мама с папой разговаривали и не знали, что я не сплю. Они

говорили, что твоя мама не умерла, а уехала. Будто с ней случилось что-то

нехорошее, и она уехала.

— Мама умерла, — хрипло проговорил Арон.

— Разве плохо, если бы она оказалась живой?

— Отец сказал, что она умерла. Он никогда не врет.

— Он, может, просто не знает.

— Он бы знал, — сказал Арон, но в голосе у него не было уверенности.

— А вот было бы здорово, если б мы ее нашли! — воскликнула Абра. —

Вдруг она память потеряла или что-нибудь в этом роде. Я читала, что так

бывает. И вот мы бы нашли ее, и она сразу бы все вспомнила. — Как приливная

волна, Абру подхватила и понесла романтика приключений.

— Я спрошу у отца.

— Арон, — сказала Абра твердо, — это же секрет.

— Кто сказал, что это секрет?

— Я сказала! Ну-ка, повторяй за мной… Пусть глаза мои лопнут,

руки-ноги отсохнут, если проговорюсь.

Арон заколебался, но потом повторил:

— Пусть глаза мои лопнут, руки-ноги отсохнут, если проговорюсь.

— Теперь плюнь в ладонь — вот так, как я… Правильно! Теперь я беру

твою руку и перемешиваю твою слюну с моей, понял?.. Ну вот, а сейчас вытри

ладонь об волосы. — Оба проделали магический обряд, и Абра произнесла

торжественно:- Теперь посмотрим, как ты скажешь. Я знаю одну девочку,

которая дала эту клятву, а потом проговорилась. Знаешь, что с ней случилось?

В амбаре сгорела!

Солнце скрылось за домом Толлота, золотисто-багряный свет погас. Над

Бычьей горой тускло замерцала вечерняя звезда.

— Ой, да они шкуру с меня спустят! — всполошилась Абра. — Побежали

скорей. Отец наверняка уже собаку пустил, чтобы искала меня. Ну, зададут мне

теперь порку!

Арон в недоумении уставился на нее.

— Какую порку? Разве тебя порют?

— А ты думал, нет?

Арон возбужденно сказал:

— Пусть только попробуют! Если они вздумают тебя выпороть, ты им скажи,

что я убью их! — Его голубые глаза сузились и засверкали. — Я никому не

позволю пороть мою жену.

Под ивой сделалось совсем темно. Абра обвила руками его шею и крепко

поцеловала в губы.

— Я люблю тебя, муж, — сказала она и выскочила из ивнякового шатра.

Подхватив обеими руками юбки, она понеслась домой, так что только замелькали

в сумерках ее белые, отороченные кружевами панталоны.

Согдиана — На Восток от Эдема


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: