Джон стейнбек. на восток от эдема 28 страница

что не успеваю выполнять заказы на автомобили. У меня целый список желающих.

— Вот как. Что ж, тогда впишите и меня.

— С удовольствием, мистер Траск, и…- Уилл сделал паузу. — Поскольку

вы нам близкий друг, то если кто-нибудь из очереди выбудет, я поставлю вас

повыше, на его место.

— Спасибо, — сказал Адам.

— Как желаете оплачивать?

— То есть?

— Можно ведь в рассрочку — понемногу ежемесячно.

— Но в рассрочку как будто дороже?

— Да, добавляются разные проценты. Но некоторым так удобнее.

— Я сразу расплачусь, — сказал Адам.- Чего уж оттягивать.

— Немногие клиенты с вами согласятся, — сказал Уилл со смешком.- И я

когда-нибудь начну предпочитать рассрочку, она мне тоже выгодней.

— Я об этом не подумал, — сказал Адам.- Но все таки запишете меня?

Уилл наклонился к нему.

— Мистер Траск, я вас поставлю во главе списка. Первая же поступившая

машина пойдет вам.

— Спасибо.

— Для вас я это с радостью, — сказал Уилл.

Как ваша мама? Держится? — спросил Адам.

Уилл откинулся в кресле, улыбнулся любяще.

— Она удивительная женщина, — сказал Уилл.- Она как скала. Мне

вспоминаются все наши трудные времена, а их было достаточно. Отец был не

слишком практичен. Вечно в облаках витал или в книжки погружен был. Мать —

вот кто держал нас на плаву, без нее бы Гамильтоны в богадельне очутились.

— Славная женщина, — сказал Адам.

— Мало сказать славная. Сильная она. Крепко стоит на ногах. Прямо

твердыня. Вы с похорон зашли к Оливии?

— Нет, не заходил.

— С похорон туда вернулось больше ста человек. И мама сама всю курятину

нажарила и всех насытила.

— Сама?

— Сама. А ведь не кого-нибудь утратила — мужа.

— Да, женщина удивительная, — сказал Адам.

— Земная она. Понимала, что людей надо накормить, — и накормила.

— Я надеюсь, ее не сломит это горе.

— Не сломит, — сказал Уилл.- Всех нас еще переживет наша маленькая

мамочка.

Возвращаясь на ранчо в пролетке, Адам обнаружил, что замечает вокруг

то, чего не замечал годами. Видит в густой траве полевые цветы, рыжих коров,

пасущихся и не спеша восходящих пологими склонами. Доехав до своей земли,

Адам ощутил такую внезапную, острую радость, что удивился — откуда она? И

вдруг поймал себя на том, что громко приговаривает в такт копытам лошади: Я

свободен. Свободен. Отмучился. Освободился от нее. Выбросил из сердца. О

Господи мой Боже, я свободен!

Он дотянулся до серебристо-серого ворсистого шалфея на обочине,

пропустил его сквозь пальцы, ставшие от сока липкими, понюхал их, глубоко

вдохнул в себя резкий аромат. Ему было радостно вернуться домой. И хотелось

увидеть, насколько выросли ребята за эти два дня, — хотелось увидеть своих

близнецов.

— Освободился от нее. Освободился, — пел он вслух.

Прочитанное в октябре: Стейнбек \


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: