Джон стейнбек. на восток от эдема 17 страница

девочки. Грудь не увеличилась, соски не потемнели. Молочные железы даже не

набухли — организм вовсе не готовился вскармливать новорожденного. Когда

Кати сидела за столом, вы бы не догадались, что она беременна.

В те годы при беременности не измеряли ширину и объем таза, не делали

анализов крови и не прописывали кальций. Женщины теряли зубы, каждый ребенок

обходился в один зуб. Это уж был закон. А еще беременные часто бывали

необычайно капризны в еде, их, как злословили некоторые, тянуло на дерьмо;

считалось, что подобные причуды — расплата женщин за не прощенный Еве

первородный грех.

В сравнении с иными дамами у Кэти были простые прихоти. Плотники,

чинившие старый дом, жаловались, что у них постоянно пропадает мел, которым

они пользовались для разметки. Ноздреватые белые бруски исчезали один за

другим. Кэти воровала их и дробила на части. Набивала этими кусочками карман

передника и, когда рядом никого не было, крошила мел зубами в мягкую

известковую кашу. Говорила Кэти очень мало. Взгляд у нее был отстраненный.

Казалось, она перенеслась куда-то далеко, а вместо себя, чтобы скрыть свое

отсутствие, оставила механическую куклу.

А вокруг Кэти кипела бурная деятельность. Адам, полный замыслов,

радостно созидал свой Эдем. Самюэл с сыновьями, пробурив сорок футов, дошли

до воды и установили в колодце новомодную и дорогую обсадную трубу, потому

что Адам признавал все только самое лучшее.

Перенеся буровой станок на новое место, Гамильтоны начали бурить

следующую скважину. Спали они в палатке, еду готовили на костре. Но каждый

день один из них непременно ездил домой — то за инструментами, то что нибудь

передать Лизе.

Адам бестолково суетился, как пчела, ошалевшая от роскоши цветника. Он

присаживался рядом с Кэти и захлебываясь рассказывал про корешки ревеня,

которые только что пришли по почте. Он рисовал ей эскиз крыла, придуманного

Самюэлом для ветряной мельницы. Эта конструкция позволяла менять угол

наклона крыла и была неслыханным новшеством. Он мчался верхом на буровую

площадку и своими вопросами отвлекал Гамильтонов от работы. И вполне

понятно, что если с Кэти он обсуждал строительство колодцев, то разговоры,

которые он вел, заглядывая в колодец, в основном касались родов и ухода за

детьми. Для Адама то было прекрасное время, он о таком и не мечтал. Жизнь

раскинулась перед ним во всю ширь, и он царил над этим простором. А лето

переходило в жаркую благоуханную осень.

\


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: