Джон стейнбек. на восток от эдема 10 страница

догорела до конца, и только тогда синий огонек перекинулся на деревянную

палочку. Карл зажег свечу. Откинул одеяло и встал с кровати. На нем были

длинные серые кальсоны, мешками провисавшие на коленях и свободно

болтавшиеся у щиколоток. Зевая, он подошел к двери, открыл ее и крикнул:

— Адам, полпятого! Пора вставать. Просыпайся.

— Хоть бы раз дал выспаться!- донесся в ответ приглушенный голос Адама.

— Пора вставать.- Карл сунул ноги в штанины и начал натягивать брюки.

Тебе-то, конечно, подыматься необязательно,- сказал он.- Ты человек богатый.

Можешь целый день в постели валяться.

— Ты тоже можешь. И все равно мы оба встаем ни свет ни заря.

— Тебе подыматься необязательно,- повторил Карл. Правда, если обзавелся

землей, желательно на ней работать.

— Чтобы потом прикупить еще земли и работать еще больше,- уныло

отозвался Адам.

— Хватит! Можешь спать, если тебе так хочется.

— А ты вот, даже если останешься лежать, все равно уже не заснешь,

готов поспорить,- сказал Адам.- И еще знаешь что? Еще я готов поспорить, что

ты так рано встаешь только потому, что тебе это нравится, а значит,

гордиться тут нечем — никто же не станет гордиться, что он от рождения

шестипалый! Карл прошел в кухню и зажег лампу.

— С кровати хозяйство на ферме не ведут,- огрызнулся он, постучал

кочергой по решетке плиты, стряхивая волу, потом нарвал побольше бумаги,

высыпал клочки на тлевшие угли и долго дул, пока не разгорелся огонь. Адам

наблюдал за ним сквозь приоткрытую дверь.

— Спички-то жалеешь,- заметил он.

Карл сердито обернулся:

Занимайся своим делом и не лезь ко мне. Хватит цепляться!

— Ладно,- кивнул Адам.- Буду заниматься своим делом. Только, может,

торчать здесь вовсе и не мое дело.

— Это уж как знаешь. Можешь уходить отсюда, когда пожелаешь — скатертью

дорога.

Ссора была дурацкая, но Адам уже не мог остановиться. Помимо его воли с

губ срывались злые, обидные слова.

— А вот это правильно — уйду, когда сам того пожелаю,- сказал он.- Я на

ферме такой же хозяин, как и ты.

— Тогда почему бы тебе слегка не поработать?

— О господи,- вздохнул Адам.- Из-за чего мы собачимся? Давай не будем.

— Мне тут скандалы не нужны.- Карл вывалил чуть теплую кашу в две миски

и шваркнул их на стол.

Братья сели завтракать. Карл намазал маслом ломоть хлеба, ножом

подцепил из банки повидла и размазал его поверх масла, потом снова полез

ножом в масленку, чтобы сделать себе второй бутерброд, и по куску масла

расползлась клякса повидла.

— Ты что, черт возьми, не можешь нож вытереть?! Посмотри, на что масло

похоже!

Карл положил нож и хлеб перед собой и оперся обеими руками о стол.

— А ну проваливай !

Адам встал из-за стола.

— Уж лучше жить со свиньями в свинарнике,- сказал он и ушел из дома.

Джон Стейнбек — О мышах и людях. John Steinbeck — Of Mice and Men


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: