Что рождает любовь—камень

Меня точно толкнуло что—то в мозг. Я резко сел в постели. Темно, хоть глаз коли, чёртовы тяжёлые гардины, которые Ленка повесила недавно в нашей спальне. Шестым чувством я ощутил, что жены рядом не было. Мне было очень нехорошо. Внутри меня гудели тяжкие, страшные волны. Гуд нарастал, давил на глазные яблоки, наполнял череп болезненными вибрациями. Что со мной?

Всмотревшись в темноту я неожиданно натолкнулся внутренним зрением на человеческую тень, стоящую посреди спальни. Чёрный силуэт маленькой горбатой старухи, точно вырезан из бумаги. Низкие горловые рыдающие звуки исходили от него. Тень скинула руки и я ясно увидел в них зияющую пустоту мрака. Чёрная дыра в бесконечное пространство небытия. Взмах, удар колотушкой, дрожащие глухие волны. Они накрыли меня с головой. Я захлебнулся в гортанном рыдании тени. Она несколько раз повернулась вокруг своей оси и поплыла к выходу. Не давая себе отчёта, я последовал за ней.

Во всей квартире света не было. Ночь. Тяжёлая, удушливая тьма. Меня охватило чувство, что я иду не по коридору собственной квартиры, а по какой—то таёжной тропе, ведущей в никуда. Только впереди брезжил еле заметный свет, пробивающийся из—под двери лилиной комнаты. Я толкнул дверь и замер.

Тусклый ночник на тумбочке у кровати. По подушке разметались радужно—чёрные волосы моей женщины—тайны. Лисье экзотическое личико заострилось. Спокойное, строгое. Одеяло сбито.

Тень склонилась над неподвижным тельцем. Точно прикрыла его от боли и холода. Скорбный рокот горлового стона не оставил мне никакой надежды. Дьайык. Пришла сделать для своей правнучки то, что делала тысячи раз для тех, кто нуждался в этом. Тень опустилась рядом с кроватью и завыла, закричала что—то, совсем как человек над погибшим ребёнком. Может ли дух испытывать человеческие муки и страдания? Может, если когда—то он был человеком.

Буду ли я испытывать теперь то тепло, которое испытывал, когда Лиля была жива? Буду, она ведь она тоже была когда—то человеком.

Как была права Чыртак, говоря, что, когда умирает тот, кого мы любили, прежде всего мы думаем о себе. Как мы будем обходиться без него. Да, так и есть. Как я буду теперь без неё? Буду ли я без неё? А, если буду, то зачем?

Я сел на пол рядом с Дьа. Уставился в свои мысли. Они хаотично носились вокруг, сталкивались, разбивались на миллионы осколков и со звоном сыпались на мою седую голову.

— Зачем? — Я смог сказать это, спустя минут двадцать. Дьайык всё ещё продолжала своё мучительное пение неслышное никому, ктоме меня и Чыртак—оол.

Моя жена сидела в кресле, смотрела расширенными остановившимися глазами. Рядом с ней на тумбочке лежал шприц.

— Я не хотела…

Я не испытывал сейчас к ней ни злобы, ни жалости. Ничего не испытывал. Я встал, начал поправлять одеяло на Лиле. Скомканное в агонии, оно не вязалось со всем образом погибшей, спокойным, умиротворённым. Пригладил ей волосы. Вот так.

— Давно она?

— Рома, я сама не понимала, что делаю! — Ленка сорвалась. Закричала. Надрывно, жутко.

— Тише.

— Ты милицию вызовешь?

Я вздрогнул. Почему—то упоминание о таких земных мелочах меня больно резануло. Это была первая боль, которую я испытал сейчас. Резко обернулся на жену и… узнал её искажённое ужасом лицо. Как тогда узнал лицо Марьяны. «Помоги ей» — ударилось в сознание.

— Нет! — крикнул я в ответ этому голосу ниоткуда. Кто был настолько жесток, чтобы призывать меня помогать ей, той, кто убила мою любовь?! Но мой ответ стал ответом на ленкин вопрос.

— Простите меня! — Она уронила голову на подлокотник кресла и зарыдала. — Я не могла! Я не хотела!

Больше тут находиться я не мог. Бережно завернув тело Лили в одеяло, я пошёл прочь. Из этого мирка, где любовь, в своей алчной потребности получить желаемое во что бы то ни стало, может порождать смерть.

Любовь порождает героев ,,Леди Баг и Супер Кот\


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: