Акт xii. пророк мани

Смерть пророка

Пророк Мани прибыл в Белапат — зимнюю резиденцию шахиншаха — в конце января 277 года, если по христианскому летоисчислению. Он явился к шахиншаху. Бахрам I в это время обедал. Ему доложили, и он послал сказать: «Подожди, пока я сам не выйду к тебе». Мани сел ждать, и с ним были его ученики Кустай и Авизахия. И переводчик Нухзадат…

Когда Бахрам вышел, его первыми словами были: «Ты здесь нежеланный гость! Вот уже три года ты ходишь с Батом! Какой же вере ты научил его, что он оставил нашу веру? Почему ты не пришел с ним, как я приказал тебе?!!»

Мани сказал, что Бат, армянский царевич, заболел по дороге. Выяснилось, что шахиншах гневается, потому что хотел предать Бата смерти.

— Почему был он не здоров?! — кричит шахиншах.

Пророк Мани одет в желто-зеленые одежды, поверх которых наброшен голубой плащ. Он опирается на черный посох, ему шестьдесят лет. Он, чье учение исповедуется во многих землях, не привык к такому обращению. Мани был любимцем шахиншаха Шапура I, а потом и его сына Ормазда (Ормазд был рожден от брака Шапура и его дочери Адур Анахид), но вот Бахрам, одновременно дядя и брат только что умершего Ормазда, благоволит жрецам древней иранской религии зороастризма — магам. Маги настроили шаха против Мани и его религии —манихейства.

Сцена дошла до нас благодаря переводчику Нухзадату, из коптских источников. Это не вымышленный диалог.

— Кто научил тебя твоей религии?! — кричит шах.

— Спроси у любого человека обо мне, и они скажут, что у меня не было среди людей никакого учителя или наставника, от которого я научился этой мудрости. Но получил я это от Бога, через его ангела. Именно от Бога было мне возвещено, чтобы я проповедовал это учение в твоем царстве. Поскольку весь мир впал в заблуждение и отпал от мудрости Бога всего, то я получил это учение от Него и открыл путь истины миру, чтобы души этих многих смогли спастись и избежать наказания. Все, что я возвестил, было и у предшествующих поколений, но обычно путь истины то открывается, то скрывается.

— Почему Бог открыл это тебе, а не мне, владыке всей Земли?! — кричит шах.

Мани начинает робко:

— Я не сделал ничего плохого. Я всегда делал добро тебе и твоей семье. Многих твоих слуг я излечил от бесов и напастей. Много было и тех, кого я поставил на ноги от их болезней…

— Ну! — рычит шах.

— Я хочу сказать тебе правду. Царь Шапур обо мне заботился… написал письмо по поводу меня к важным людям с такими словами: «Берегите его, помогайте ему, чтобы никто не причинил ему вреда и не согрешил против него». Вот тебе свидетельство того, что царь Шапур усердно заботился обо мне. Также и царь Ормазд…

Упоминание отца и полубрата, прижитого отцом с собственной дочерью, сестрой Бахрама, в результате чего Бахрам, будучи старше Ормазда на 15 лет, получил шахский престол лишь после его смерти, еще более разгневало шаха.

«После этого шах приказал заковать моего господина,— свидетельствует переводчик.— Он приказал наложить три оковы на его руки, ножные оковы на его ноги и одну окову на его шею. Его заковали 8-го числа месяца эмшир».

В одном из манихейских псалмов арест своего пророка манихеи объясняли обращением магов к шаху: «Вот явился в эти дни человек, который воюет против нас и сводит на нет наши усилия. Все вместе мы просим тебя, о шах, забери его, потому что он учитель, который вводит людей в заблуждение» — так обратились к шаху маги.

MANI 2 | Piper & Hayley in “Act Two” | Ep. 5


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: